Cтруктура трансакционных издержек на макроуровне в национальной экономике

Прежде чем перейти к анализу трансакционного сектора, определим содержание трансакции и ее отличие от трансформации. Под трансформацией понимают взаимодействие экономических агентов с природой (первичной средой) или физическими характеристиками объектов (вторичной средой), при котором происходит трансформация материальных свойств экономических благ. Трансакция — это экономическое взаимодействие между людьми, при котором не происходит изменения материальных свойств объектов, но в том или ином отношении меняется их социальный статус и/или корректируется мотивация взаимодействующих сторон. Объектами этих взаимодействий могут быть любые экономические блага (не обязательно материальные).

Для примера рассмотрим только одну операцию: компания продает оборудование с поставкой в другой регион. Транспортировка — это трансформация. Все остальные взаимодействия, сопутствующие заключению и проведению сделки между субъектами будет трансакция. Все это многообразие неизбежных и возможных трансакций сопутствует всего одной производственной трансформации — транспортировке. Трансакции отличаются друг от друга по некоторым атрибутам (специфичности инвестиций и активов, продолжительности и частоте, степени неопределенности и пр.), что оказывает влияние на величину трансакционных издержек.

В рамках традиционной классификации структуры экономики выделяют производственную сферу и сферу услуг. Институциональная концепция структурирования национальной экономики в соответствии с критерием издержек, предложенным Д. Нортом и Дж. Уоллисом, выделяет два сектора, в одном из которых превалируют трансакционные, а в другом — трансформационные издержки. Однако и такой подход, на наш взгляд, страдает чрезмерной условностью. С институциональной точки зрения необходимо помимо этих двух выделить третью группу отраслей нетрансакционных услуг и, соответственно, третий сектор — нетрансакционных услуг. Поэтому все отрасли национальной экономики необходимо подразделить на:

  1. Трансакционные отрасли — те, в которых трансакционные издержки превалируют над издержками производства.
  2. Трансформационные отрасли — те, в которых явно преобладают трансформационные издержки.
  3. Отрасли нетрансакционных услуг — это отрасли сферы услуг, деятельность экономических агентов которых напрямую не связана с образованием трансакционных издержек в экономике (например, искусство, здравоохранение).

Отсюда и «новый», третий вид затрат с неоинституциональной точки зрения — издержки оказания, предоставления нетрансакционных услуг.

Проведем измерение трансакционного сектора (явные трансакционные издержки на макроуровне) способом, предложенным Д. Нортом и Дж. Уоллисом с учетом предложенной модификации. Для этого проанализируем динамику структуры национальной экономики в 2000 и 2006 годах. Стартовые условия выбраны в соответствии с тем, что в этот момент начался ряд важных реформ, преследующих цель изменить именно институциональную структуру экономики, без которой невозможно проведение структурной трансформации — создание рыночных институтов конкуренции и предпринимательства. Далее проведем анализ секторальной структуры экономики в 2006 г. и проведем компаративный анализ.

Теперь рассчитаем долю трансакционного сектора. Первая компонента-трансакционные отрасли, доля которых в ВВП в 2000 г. составила 12,46%. Другая часть трансакционных издержек представлена трансакци-онной составляющей нетрансакционных отраслей (трансформационных и отраслей нетрансакционных услуг), где она выражается таким показателем, как накладные расходы. Показатель накладных расходов в среднем по производственной сфере равен 20%> всех затрат. То же можно сказать и об отраслях нетрансакционных услуг. Доля трансформационной отрасли и отрасли нетрансакционных услуг в ВВП составляет 69,93%. Таким образом, трансакционная компонента в нетрансакционных отраслях приблизительно равна 69,93 0,2 = 13,99% ВВП 2000 г. В результате расчетов получается, что негосударственный (частный) трансакционный сектор в экономике 2000 г. составляет около 26,45%. Третья компонента трансакционного сектора национальной экономики — государственный трансакционный сектор. Чистые (за вычетом субсидий) налоги на продукты, которые составляют экономическую базу для деятельности государства, не являются в чистом виде ни частью трансакционного сектора, ни частью трансформационного сектора, ни частью сектора нетрансакционных услуг.

Деятельность государства включает в себя все три институциональных компоненты экономической деятельности общества. Трансакционная составляющая бюджетных расходов (общегосударственные расходы) Республики Беларусь в 2000 г. составила порядка 3,6%. На трансформационную отрасль в бюджете выделялось почти 6,9% всех расходов. Расходные статьи, приходящиеся на отрасли нетрансакционных услуг, равны порядка 45,8%о.

Таким образом, распределение расходов бюджета между трансакционным сектором, трансформационным и сектором нетрансакционных услуг осуществляется в пропорции 3,6:6,9:45,8 соответственно. Теперь умножим на весовые доли (0,036:0,069:0,458) трех институциональных компонент бюджета показатель чистых налогов на продукты, чтобы получить значения вклада государственного сектора (в % к ВВП) в каждый их трех институциональных секторов экономики. В 2000 г. чистые налоги на продукты составляли 14,53% ВВП. Следовательно, трансакционная компонента государственных расходов составила 14,530,036=0,52% ВВП, трансформационная компонента 1 %, а вклад бюджета в сектор нетрансакционных услуг 64,77%.

К найденной траксакционной компоненте государственного бюджета необходимо добавить такую трансакционную отрасль, непосредственно связанную с выполнением государством своих функций, как управление (включая оборону), которая составила 3,08%>. Таким образом, в 2000 г. размер государственного трансакционного сектора составил 3,6%) ВВП.

Сложив величину частного трансакционного сектора с величиной государственного трансакционного, получаем размер всего трансакционного сектора — 30,05% ВВП. Такой малый размер едва ли является достаточным для перехода к постиндустриальной смешанной экономике.

Для полноты представления об институциональной структуре отечественной экономики вычислим размеры трансформационного сектора и сектора нетрансакционных услуг.

Доля трансформационных отраслей в экономике (в % к ВВП) составляет 57%. Если учесть, что примерно пятую часть (накладных расходов) экономической деятельности в них составляли трансакционные функции экономических агентов и что трансформационная компонента расходов бюджета равна 6,9%, доля трансформационного сектора составляет (57%0,8+14,53%0,069)=46,6%.

Доля отраслей нетрансакционных услуг в 2000 г. составила 12,94%. За вычетом 20-процентной трансакционной составляющей и с учетом вклада расходов бюджета в сектор нетрансакционных услуг размер сектора нетрансакционных услуг равнялся приблизительно (12,940,8+14,530,458)= 17 %от ВВП.

Таким образом, институциональная структура белорусской экономики в 2000 г. выглядела ориентировочно следующим образом: трансакционный сектор — 30,05%, трансформационный сектор — 46,6% и сектор нетран-сакционных услуг — 17% ВВП.

Учитывая неизбежность некоторой условности проведенных расчетов, можно с достаточно высокой степенью достоверности утверждать, что трансакционный сектор экономики РБ в 2000 г. находился на уровне 30% ВВП (для сравнения в России в 2000 г. — 50-55%).

Теперь узнаем, изменилась ли, по каким причинам и насколько институциональная структура белорусской экономики за последние шесть лет. Для этого определим размер трансакционного сектора в 2006 г. Доля трансакционных отраслей в таблице составляет 14,52%. Трансакционная деятельность в нетрансакционных отраслях составляет порядка 13,4%. Государственный трансакцион-ный сектор в 2006 г. составлял 6,32% ВВП. Сложив все три компоненты трансакционного сектора, получаем его значение в 2006 г.: 34,24 %.

Найдем также размеры других институциональных подсистем национальной экономики. Трансформационный сектор равнялся 45,65% ВВП, а сектор нетрансакционных услуг составил 19,4 %. То есть за период с 2000 по 2006 гг. трансакционный сектор увеличился почти на 3%, сектор нетрансакционных услуг-на 1%, а трансформационный снизился на 4%.

Таким образом, в отечественной экономике трансакционный сектор пока не приобрел черты движущей силы развития национальной экономики. Это еще раз подчеркивает то, что необходимо наращивать производительные, общественно полезные трансакционные издержки, которые являются благом для национальной экономики.

Говоря о причинах таких низких структурных изменений институтов в экономике, можно указать следующие причины. Во-первых, высокий уровень государственной активности, о чем свидетельствует показатель чистых налогов — 14,5% ВВП. Увеличение государственного трансакционного сектора за анализируемый период составило 3% (с 3,6 до 6,3). Во-вторых, сказатся стремительный рост операций с недвижимым имуществом с 0,51 по 1,44%. Поскольку многие расценки агентств недвижимости, страховых компаний и банков жестко привязаны к стоимости объектов недвижимости и строительства, возникла целая цепочка удорожания соответствующих трансакционных услуг. Поэтому очень важной особенностью изменения институциональной структуры экономики РБ за анализируемые шесть лет было как раз возрастание значения сферы недвижимости в экономическом обороте, который нужно учитывать в плане стабилизации экономики, и ее институциональной структуры. По этой причине можно констатировать, что сложился своеобразный неформальный институт: институт завышенной оценки объектов недвижимости.

Из приведенных расчетов видно, что исчисление размеров и динамики секторов национальной экономики с позиции новой институциональной экономической теории актуально. Более конкретно видны результаты изменения доли каждого сектора и те факторы, за счет которых это произошло. А на основе полученной информации уже можно предварительно судить о некоторых тенденциях развития экономики и изменения ее институциональной структуры.

Динамика трансакционных издержек и трансакционного сектора сама по себе необходимая, но недостаточна информация о ней. Без анализа структурных, качественных аспектов роста трансакционных издержек нельзя дать оценку происходящим изменениям, едва ли возможно с уверенностью сказать, совершенствуется ли институциональная структура экономики. Цель экономической политики государства должна состоять не в том, чтобы просто осуществлять минимизацию трансакционных издержек, а в том, чтобы теоретически, а затем и практически решать сложные оптимизационные задачи относительно структуры и величины трансакционных издержек.

Реально функционирующая экономика демонстрирует немало примеров таких ситуаций, когда выгодно не минимизировать, а наоборот, в разумных пределах наращивать «полезные» трансакционные издержки, так как все потери будут щедро компенсированы возросшей экономической эффективностью, либо недопущением, смягчением падения эффективности, если ситуация в экономике предкризисная.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *