Формирование инновационной экономики: общие подходы и их практическая реализация

Достижение желаемого успеха в решении такой архисложной задачи, как осуществление перехода национальной экономики на инновационный путь развития предполагает — помимо всего прочего — наличие развернутой программы, в которой должно быть четко прописано, что и как необходимо для этого делать. Притом крайне важно, чтобы намеченные в ней меры исходили из реальных условий, в которых оказалась на данный момент Республика Беларусь, и в возможно более полной мере учитывали глобальные процессы, происходящие в мировой экономике.

Особого внимания заслуживает, в частности, учет нашего существенного технико-технологического отставания от промышленно развитых стран и крайнюю ограниченность времени, отведенного нам историей для его преодоления.

Вторым не менее важным требованием, ггрсдъявляемым к программе мер по формированию инновационной экономики, является обеспечение системного, комплексного подхода к ее разработке и реализации.

Это как раз тот случай, когда ничто не должно выпасть из нашего внимания. Ибо где гарантия того, что на первый взгляд весьма незначительное, не удостоившееся отображения в программе, в будущем не окажется серьезнейшей преградой на пути к инновационной экономике, способной свести на нет все прочие наши усилия по многим другим направлениям и таким образом существенно затормозить переход белорусской экономики на инновационный путь развития?

Обеспечение системного подхода к осуществлению перехода национальной экономики на инновационный путь развития не означает, однако, что все намеченные с этой целью мероприятия должны проводиться одновременно и с примерно одинаковой скоростью. Совсем наоборот, необходимо строго придерживаться во всем разумной логической последовательности, базирующейся на учете объективных причинно-следственных связей.

Особенно важно правильно определить основополагающее, базисное мероприятие либо взаимосвязанный комплекс таких мероприятий, осуществление которых позволит создать необходимые ггоедпосылки для последующего успешного проведения всех других программных мероприятий.

Как мне представляется, применительно к рассматриваемой проблеме таким основополагающим мероприятием должно стать подлинное рыночное реформирование национальной экономики, призванное обеспечить формирование в нашей стране полноценного конкурентного рынка. Без этого нам не решить ни одной сколько-нибудь важной задачи, связанной с переходом белорусской экономики на инновационный путь развития.

В том числе и не преодолеть нам острый хронический дефицит инновационно-инвестиционных ресурсов, который, по мнению большинства руководителей отечественных промышленных организаций, ныне является основной причиной, сдерживающей развитие инновационной деятельности.

Прежде чем приступать к выяснению роли конкурентного рынка в решении проблемы дефицита инновационно-инвестиционных ресурсов, представляется целесообразным хотя бы коротко порассуждать о породивших его причинных. Для этого крайне важно вначале уяснить, что представляет собой наци-онально-хозяйственньгй комплекс Беларуси и каковы его внутренние возможности для воспроизводства.

Последнее нам станет ясным, если мы заглянем в наше недалекое советское прошлое, вспомним, как возрождалась после войны народное хозяйство Белорусской ССР и объективно, без всяких прикрас оценим достигнутый технико-технологический уровень отечественного производства.

Принято считать (и это на самом деле было так), что белорусская экономика после войны воссоздавалась за счет усилий и средств всего Советского союза и с учетом интересов и потребностей в первую очередь опять-таки союзной державы. Иначе говоря, вновь создаваемый национально-хозяйственный комплекс Беларуси предназначался для того, чтобы на основе использования топлива, сырья и материалов, завозимых из других союзных республик, прежде всего из богатой на природные ресурсы России, производить нужные для всего Союза ССР автомобили, тракторы, станки и другие виды промышленной продукции.

В последние годы существования Советского Союза у его руководства возникла и ещё одна идея, имевшая прямое отношение к нашей стране, — создание на базе белорусской экономики советского экономического «тигра», способного прьпнуть на мировой рынок с целью отвое-вьшания на нем для всей союзной державы всё большей «ниши» и демонстрации на мировом уровне неоспоримых преимуществ советской социалистической экономики над капиталистической.

С учетом такого общесоюзного предназначения национально-хозяйственного комплекса Беларуси предполагалось, что и всё последующее воспроизводство его материально-технической и технологической базы также будет осуществляться общими усилиями единого народнохозяйственного комплекса Советского Союза.

Следует отметить, что такое экономическое положение Беларуси в составе единого народнохозяйственного комплекса СССР для нас было весьма выгодным. Оно обеспечивало белорусской экономике опережающие темпы воспроизводства, а это, в свою очередь, содействовало более быстрым-в сравнении с остальными союзными республиками — темпам развития всей производственной и социальной инфраструктуры, включая и такие жизненно важные и перспективные ее сегменты, как образование и наука. Все это явилось благоприятной предпосылкой для устойчивого социально-экономического развития Белорусской ССР.

Положение коренным образом изменилось — в худшую для Беларуси сторону — сразу после развала Советского Союза. В результате наши преимущества — в сравнении с другими союзными ресггублпкаш, прежде всего ресурсодобывающими — в одночасье превратились в недостатки. Тут вдруг обнаружилось, что гфодукция белорусских промышленных гигантов по большому счету никому особенно не нужна. Ее согласны были покупать разве что бывшие наши экономические партнеры по единому народнохозяйственному комплексу, Советскому Союзу и Совету экономической взаимопомощи, да и то главным образом потому, что она была значительно дешевле аналогичной продукции, поставляемой на мировой рынок промышленно развитыми странами, и что у многих из них вследствие глубокого экономического кризиса не оказалось в наличии нужного количества свободно конвертируемой волюты для закупки технически более совершенных средств и прогрессивных технологий.

Однако из-за глубокого спада производства, который пришлось пережить всем без исключения странам СЭВ и новым независимым государствам, образовавшимся на месте бывших союзных республик, и они также были вынуждены существенно сократить объем покупки продукции, выпускаемой белорусскими промышленными предприятиями.

Ничего подобного нельзя сказать относительно сырья, прежде всего углеводородного, и материалов, производившихся бывшими союзными республиками. С их продажей, в том числе на самых престижных и платежеспособных рынках промышленно развитых стран Запада, как правило, ни у кого не возникало особых проблем. При этом цены на сырье и материалы на мировом рынке в большинстве случаев значительно превышали те, которые была в состоянии оплатить Республика Беларусь.

Логическим следствием изложенного явился массовый разрыв производственных связей и экономических отношешш между бывшими партнерами по единому народнохозяйственному комплексу Советского Союза, возможно, больше всех затронувший именно нашу страну, поскольку на ее долю выпала «честь» стать «сборочным цехом» указанного комплекса.

Наше положение серьезно усугублялось тем, что на поверку технико-технологичесий уровень белорусского производства оказался передовым только в рамках союзного государства. По сравнению же с технижьтехнологическим уровнем производства, достигнутым промышленно развитыми и наиболее гфодвинутьгми в данном отношении развивающимися странами, он был существенно ниже. А между тем шяенно эти страны определяют конъюнктуру на мировом рынке промышленных товаров.

Допустив существенное отставание в своем технико-технологическом развитии, белорусские промышленные предприятия оказались практически не в состоянии удовлетворять быстро растущие запросы взыскательных зарубежных потребителей в части, касающейся качества выпускаемых изделий.

В итоге, чтобы продавать свои товары на мировом рынке, им, по сути дела, ничего иного не оставалось, как только снижать цены. Но это, как говорится, путь в никуда. Особенно если такую экспортную политику проводить в течение длительного времени. Ведь логическим следствием ее может быть только одно -последовательное сужение внутренних вос-производственных возможностей реального сектора национальной экономики, вплоть до их полного истощения.

Дело в том, что, занижая экспортные цены на свою продукцию с целью обеспечения ее конкурентоспособности, предприятия тем самым сокращают сумму прибыли, получаемой от экспорта продукции, являющуюся основным собственным источником расширенного воспроизводства. В условиях дефицита инновационно-инвестиционных ресурсов и ограниченных возможностей для привлечения в национальную экономику иностранного кагштала — а именно такие условия характерны для нынешнего этапа развития белорусской экономики — это неминуемо ведет ко всё более существенному замедлению темпов обновления основных фондов, а следовательно, и к дальнейшему повышению степени их физического износа и морального устаревания.

Происходит так называемое «проедание» основных фондов, означающее экономическую агонию предприятия. Пытаясь продлить свое существование, предприятия, попавшие в такое крайне незавидное положение, обычно стараются всемерно экономить на заработной плате своих работников и природоохранных мероприятиях. Но и это их не спасает, во всяком случае на длительное время. При том низком уровне заработной платы и развития природоохранной деятельности, который наблюдается в нашей стране на протяжении последних лет, реальные возможности предприятий для экономии собственных средств на данных статьях расходов весьма ограничены.

Так что очень быстро может наступить такой момент, когда заработная плата упадет ниже прожиточного минимума и уже не сможет более обеспечивать воспроизводство рабочей силы, а загрязнение окружающей природной среды из-за чрезмерной экономии средств на проведении природоохранных мероприятий достигнет такой степени, что в ней будет невозможно нормально ни работать, ни жить.

Эти негативные процессы приобретают особенно большие масштабы и высокие темпы ускорения в тех случаях, когда промышленные предприятия работают преимущественно на привозных энергоносителях, сырье и материалах, что, как уже отмечалось выше, опять-таки характерно для нашей национальной экономики. Это объясняется всё возрастающим дефицитом природных ресурсов, обусловливающим неуклонное — в долгосрочном плане — повышение цен на них.

В ряде случаев, пользуясь монополией нате или иные виды остродефицитных природных ресурсов, обладающие ими страны в процессе осуществления соответствующих торговых операций на международном уровне стараются не только возместить затраты, произведенные на разведку природных ресурсов, их добычу, транспортировку и другие мероприятии, связанные с доработкой и реализацией сырьевых продуктов, но и получить экономическую ренту, выплата которой в конечном счете возлагается на иностранные предприятия, использующие указанные промежуточные продукты в своей производственно-хозяйственной деятельности.

Не прибегая к существенному занижению цен на выпускаемую готовую продукцию, предприятия, работающие преимущественно на привозных топливе, сырье и материалах, могут успешно конкурировать на мировом рынке только при одном условии: если достигнутый ими уровень технико-технологического и организационно-управленческого развития превышает среднемировой.

Ибо только в таком случае предприятие реально будет в состоянии производить продукцию, полностью отвечающую по своему качеству и издержкам мировым стандартам, а следовательно, и рассчитывать на получение от ее продажи на мировом рынке прибыли, достаточной для обеспечения своевременного и полномасштабного обновления своей технико-технологической базы на качественно новой основе, как того требует нынешнее конкурентоспособное производство.

Сегодня таких промышленных предприятий, которые по своему технико-технологическому и организационно-управленческому развитию превосходили бы среднемировой уровень, считанные единицы. Если они есть у нас вообще. Ведь ни для кого не секрет: ни по одному из основных направлений Беларусь ныне не находится на острие мирового научно-технологического прогресса.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что вот уже на протяжении многих последних лет уровень физического износа основных фондов в промышленности и во всех остальных отраслях народного хозяйства находится на недопустимо большой высоте, представляя серьезную угрозу национальной безопасности страны, А наши рабочие, инженерно-технические работники и служащие получают заработную плату значительно меньше, чем их коллеги во многих других соседних странах.

Вследствие ограниченных масштабов проведения природоохранных мероприятий происходит неуклонное загрязнение вредными веществами атмосферного воздуха, почвы, поверхностных и грунтовых вод. Многие наши флагманы промышленности, работающие преимущественно на завозимых из-за рубежа производственных ресурсах, продолжают оставаться на плаву главным образом благодаря тому, что государство регулярно оказывает им существенную финансовую поддержку, а Россия продолжает поставлять в Беларусь энергоносители, сырье и материалы по ценам, ниже мировых. Но, как известно, и то, и другое не может длиться вечно.

Рано или поздно правительство придет к осознанию того, что нельзя постоянно финансово поддерживать предприятия, которые не способны ни сегодня, ни завтра производить продукцию, конкурентоспособную на мировом рынке, что таким образом оно подрывает конкурентоспособность и перспективных отраслей, а вместе с ними и всего национально-хозяйственного комплекса.

Не станет и Россия вечно поставлять Беларуси свои природные ресурсы по ценам, ниже мирового уровня. Разве только в случае, если Беларусь — ради сохранения возможности приобретения у своей восточной соседки энергоносителей, сырья и материалов по заниженным внутрироссийским ценам — откажется от своего экономического суверенитета и государственной независимости и согласится войти в состав Российской Федерации в качестве ее рядового субъекта. Но не слишком ли высокой будет эта цена за данную «услугу» политического руководства России?

Вдобавок нельзя полностью исключать и такой крайне нежелательный для нас поворот в российской внешнеторговой политике, как все большее со временем ограничение импорта белорусских промышленных изделий в пользу расширения импорта аналогичных по назначению, но технически более совершенных изделий, производимых развитыми странами. Такая переориентация импортной политики российского производства мне представляется

вполне ожидаемой. Особенно с учетом жизненной необходимости для многих российских промьпнленньгх предприятий активного подключения к глобальным производственно-сбытовым и инновационным сетям, создаваемым ведущими транснациональными корпорациями, которые в настоящее время выступают в качестве локомотивов мирового научно-технологического прогресса. Ведь последнее предполагает обеспечение технико-технологической сопряженности российского промьгдшенного комплекса с промышленными комплексами развитых и наиболее про-двинутьгх в технико-технологическом отношении развивающихся стран, а ее достижение практически невозможно без приобретения на мировом рынке наиболее технически совершенных промышленных изделий производственного назначения и прогрессивных производственных технологий.

Чем может обернуться для Беларуси такая переориентация импортной политики правительства Российской Федерации, догадаться нетрудно. Это, прежде всего, потеря основного и весьма емкого рынка сбыта продукции белорусского машиностроения, металлообработки и других ведунгих отраслей промышленного комплекса. Последняя неизбежно повлечет за собой спад промышленного производства, что, в свою очередь, обусловит дальнейшее снижение, его рентабельности и сокращение суммы прибыли, получаемой от производства и экспорта гфомьшщеннъгх товаров. В итоге еще больше обострится дефицит инновационно-инвестиционных ресурсов.

Чтобы предотвратить такое крайне нежелательное развитие событий, у Беларуси имеется, по сути дела, только один путь — скорейшая кардинальная модернизация отечественного материального производства на качественно новой технико-технологической основе с целью обеспечения выпуска конкурентоспособной продукции, полностью отвечающей мировым стандартам. Но она, как уже неоднократно отмечалось выше, требует для своего осуществления огромнейших инвестиционных вложений, а их-то у нас катастрофически не хватает. И что еще хуже, нет никаких реальных надежд на то, что они могут появиться даже в обозримом будущем.

Где же выход из этого поистине заколдованного круга? На мой взгляд, им может быть скорейшее возможно более широкое привлечение в обескровленную белорусскую экономику иностранного кагштала. Притом желательно в виде прямых иностранных инвестиций и посредством активного подключения белорусских промышленных предприятий к глобальным производственно-сбытовым и инновационным сетям, создаваемым ведущими транснациональными корпорациями.

Привлечение иностранного капитала в виде кредитов для нас менее предпочтительно хотя бы уже только потому, что их необходимо будет по истечении определенного периода времени возвращать, причем с процентами, а наши возможности в этом — с учетом низкой экономической эффективности промышленного производства — весьма ограничены и вряд ли существенно возрастут в ближайшем будущем.

Что касается подключения к глобальным производственно-сбытовым и инновационным сетям, то таким образом мы имеем возможность одним выстрелом убить сразу двух зайцев, то есть одновременно получить больший доступ и к инвестиционному капиталу, которым располагают иностранные крупные компании и транснациональные корпорации, входящие в состав указанных сетей, и к новым знаниям, накопленным их научно-исследовательскими центрами, в том числе в виде новейших разработок технически совершенных машин, приборов, оборудования, материалов и самых прогрессивных производственных технологий, еще не ставших предметом купли-продажи на мировом рынке инноваций.

Правда, в то же время этот путь скорейшего преодоления дефицита инновационно-инвестиционных ресурсов весьма сложен с точки зрения его практического применения и, ко всему, не только дарит нам надежды на лучшее будущее, но и таит в себе серьезнейшие угрозы для нашей экономической, а через нее и национальной безопасности. В связи с этим важно ни в коем случае не впадать в иллюзию насчет как своей какой-то исключительности, благодаря которой чуть ли не каждая транснациональная корпорация прямо-таки горит желанием заиметь то или иное белорусское промышленное предприятие в качестве своего постоянного экономического партнера, так и того, что создаваемые транснациональными корпорациями глобальные производственно-сбытовые и инновационные сети — это нечто наподобие богадельни, где каждого страждущего готовы приютить, обогреть, оградить от холода и голода.

Главная стратегическая цель, которую преследуют транснациональные корпорации, создавая глобальные производственно-сбытовые и инновационные сети, весьма прагматична — кардинальное увеличение своей рыночной силы, которое должно позволить им сокрушить своего наиболее одасного конкурента и полностью завладеть соответствующей «нишей» на мировом рынке, чтобы в последующем в полной мере воспользоваться своим монопольным положением на нем для получения максимальной прибыли.

Исходя из этого они готовы принять в свою компанию, обеспечив желаемый доступ к находящимся в их распоряжении крупньгм финансовым ресурсам и научно-инновационному потенциалу, только такие предприятия, которые реально смогут помочь им в достижении указанной стратегической цели. Этим же в решающей мере будет предопределяться и последующее положение того или иного предприятия в составе глобальной инновационной сети. То есть чем большую роль будет играть предприятие в достижении главной стратегической цели глобальной инновационной сети, тем на большую благосклонность по отношению к себе со стороны главных акторов сети оно может рассчитывать, и наоборот.

Предприятия же, которые играют несущественную роль в реашзации стратегических целей транснациональной корпорации, которым при необходимости всегда можно найти замену, могут подвергаться эксплуатации, ничуть не меньшей эксплуатации предприятия, находящегося вне глобальной инновационной сети.

Какими же качествами должно обладать предприятие, чтобы рассчитывать на благосклонное отношение к нему главных акторов глобальных инновационных сетей при решении вопросов как его вхождения в состав указанных сетей и получения доступа к находящемуся в их распоряжении капиталу, прогрессивным технологиям и научно-интеллекту-альному потенциалу, так и последующего установления партнерских экономических взаимоотношений в рамках сети?

Прежде всего, оно должно находиться на острие соответствующего направления мирового научно-технологического прогресса. Последнее, в свою очередь, предполагает наличие на предприятии — помимо высококвалифицированных инженерно-технических кадров и технологов — собственной научно-исследовательской и опытно-конструкторской организации, которая способна не только систематически отслеживать развитие мирового научно-технологического прогресса в том или ином направлении, соответствующем профилю производственно-хозяйственной деятельности предприятия, но и самостоятельно выполнять научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, имеющие своей целью создание новых либо качественное улучшение ныне существующих технических средств, их отдельных узлов и деталей, приборов, материалов, технологий и т.д.

Кроме того (и это не менее важно), предприятие в своей производственно-хозяйственной деятельности должно придерживаться экономических отношений, идентичных тем, что господствуют в рамках глобальных инновационных сетей. Последнее существенно облегчает главным действующим лицам указанных сетей практическое решение задачи адаптации вновь принимаемого в их состав предприятия к общей системе функгщонхфуюпщх в рамках сети производственных связей и экономических отаошений и одновременно позволяет им более адекватно прогнозировать возможное поведение этого предприятия после того, как оно станет их постоянным экономическим партнером по инновационной деятельности.

К сожалению, второму требованию -вследствие неразвитости рыночных отношений — сегодня не отвечает ни одно белорусское предприятие. Что касается первого требования, то если и есть у нас предприятия, которые хотя бы частично отвечают ему, то их буквально единицы. Причем в этом отношении за последние годы мы не столько приобретали, сколько теряли. Виной тому явился глубокий и продолжительный экономический кризис, поразивший нашу страну в 90-е годы прошлого столетия. Во имя выживания в условиях возникшего в связи с этим острейшего дефицита финансовых ресурсов ггоактичес-ки все без исключения промышленные предприятия Беларуси пошли на резкое сокращение объемов финансирования собственной фирменной (заводской) науки. То же самое и по тем же причинам произошло и с отраслевой (ведомственной) наукой.

В результате было допущено резкое сокращение кадров фирменной и отраслевой науки, которое повсеместно сопровождалось подрывом и ее материально-технической базы. Эти потери, понесенные белорусской прикладной наукой, далеко не полностью возмещены на сей день.

Для того, чтобы увеличить шансы белорусских предприятий на их подключение к глобальным инновационным сетям, создаваемым ведущими транснациональными корпорациями, необходимо резко увеличить ассиг-нования на развитие фирменной науки. Представляется целесообразным в каждом ведущем предприятии, представляющем ту или иную перспективную отрасль или подотрасль национальной экономики, иметь достаточно мощную научно-исследовательскую организацию, способную в тесной кооперации с академической и вузовской наукой создавать конкурентные на мировом рынке инноваций нововведения в области техники, технологии, организации и управления производством в рамках основного профиля своей производственно-хозяйственной деятельности. Возможно, для этого следовало бы пойти на передачу указанным предприятиям части научно-исследовательских подразделений НАН Беларуси и высшей школы, занимающихся преимущественно проведением прикладных исследований технико-технологической направленности.

Следует при этом подчеркнуть, что при осуществлении предлагаемых мер по ускоренному развитию фирменной науки необходимо проявлять большую осторожность. В любом случае представляется неправильным приступать к их непосредственной практической реализации до того, как будет решена проблема невосприимчивости производства к достижениям науки и техники, как всемерное развитие инновационной деятельности станет для хозяйствующих субъектов первейшей жизненной необходимостью.

Ибо где гарантия того, что, попав в очередной раз в трудное финансовое положение, предприятия не начнут вновь, как это было в 90-е годы прошлого столетия, всемерно экономить на своей науке, обрекая ее на голодную смерть. В результате вместо ожидаемого ускоренного наращивания отечественного научно-технологического потенциала мы получим его резкое сокращение.

Судя по многолетнему горькому отечественному опыту внедрения достижений науки и техники в производство в условиях централизованно планируемой экономики и положительному опыту использования инноваций национальными экономиками промышленно развитых стран Запада, на протяжении многих лет неизменно придерживающихся в своем экономическом развитии рыночной ориентации, проблема невосприимчивости производства к достижениям научно-технического прогресса практически может быть решена только на пути подлинного рыночного реформирования национальной экономики, имеющего своей целью создание полноценного конкурентного рынка с его неумолимой процедурой банкротства убыточных и низкорентабельных предприятий, не способных обеспечить производство продукции, конкурентоспособной на внутреннем и внешних рынках.

Таким образом, реформируя национальную экономику на основе рыночных отношений, мы не только приведем в соответствие экономические отношения, на которых будут строить свою производственно-хозяйственную деятельность белорусские предприятия, с теми отношениями, которые сложились в национальных экономиках промышленного развитых стран и в стратегических альянсов, создаваемых транснациональными корпорациями, но и увеличим инновационную силу отечественных хозяйствующих субъектов, повысив тем самым их шансы на вхождение в глобальные инновационные сети на выгодных экономических условиях. Вдобавок мы создадим одну из важнейших предпосылок для получения желаемого эффекта от последующего участия белорусских предприятий в деятельности стратегических альянсов по реализации инновационных проектов.

Дело в том, что, как известно, экономические отношения, складывающиеся в рамках различного рода стратегических альянсов, носят весьма противоречивый характер. Наряду с отношениями взаимовыгодного партнерства и делового сотрудничества здесь могут возникать и всевозможные попытки одних экономических субъектов решать свои проблемы за счет ущемления интересов других участников совместной производственно-финансовой деятельности.

Следовательно, чтобы получить желаемый результат от присоединения к глобальной инновационной сети и последующей совместной с другими ее участниками инновационной деятельности, предприятие должно уметь правильно строить свои экономические взаимоотношения со всеми своими партнерами по данной сети и прежде всего — с руководством ведущей транснациональной корпорации, в решающей мере предопределяющим всю внутрисетевую экономическую политику.

Приобрести такое умение можно только в процессе практической производственно-хозяйственной деятельности в условиях, близких к тем, что господствуют в транснациональных стратегических альянсах. Создание же таких условии и есть одна из основных целей проведения подлинного рыночного реформирования национальной экономики.

Продолжая обоснование ранее высказанного положения о рыночном реформировании экономики как исходной первооснове всей системы мер по обеспечению ее успешного перевода на инновационный путь развития, укажу на еще одну архиважную с этой точки зрения проблему, решение которой также практически невозможно в условиях неразвитости рыночных отношений. Я имею в виду устранение разрыва между наукой и производством. В основе его, как известно, лежит невостребованность результатов научно-исследовательской деятельности производством. Именно в ней кроется главная причина того, что наша наука в значительной мере существует сама по себе, а производство — само по себе. Хоть и то, и другое из-за этого сильно страдают.

Эта проблема уже давно стала притчей во языцех. Каких только мер административного плана не предпринималось для того, чтобы устранить пропасть, разделяющую науку и производство, обеспечить тесное их взаимодействие во имя ускорения научно-технического прогресса! Каких только мер наказания не было придумано для — руководителей научно-исследовательских и производственных организаций для того, чтобы в конце концов заставить их повернуться лицом друг к другу, пойти навстречу взаимным пожеланиям!

Но, как говорится, воз и ныне там. А всё потому, что у нас не был создан действенный экономический механизм коммерциализации результатов научных исследований, базирующийся на настоятельной жизненной необходимости и материальной заинтересованности как научных, так и производственных организаций в их скорейшем и возможно более широком использовании в производстве. Создать же такой механизм, судя по опыту развитых и наиболее продвинутых развивающихся стран, добившихся наиболее замечательных успехов на пути инновационного прогресса, возможно только на основе развитых рыночных отношений.

Отдавая пальму первенства в деле обеспечения успешного перевода национальной экономики на инновационный путь развития цивилизованному конкурентному рынку, я ни в коем случае не хочу умалить тем самым роль государства. Более того, я твердо придерживаюсь точки зрения, что при решении этой архисложной задачи нам никак нельзя полагаться только на стихийные рыночные силы. В нынешних быстро и кардинально меняющихся условиях эта задача может быть успешно решена только при активном участии государства, посредством его самого тесного и всестороннего взаимодействия с рынком, разумного сочетания государственной промышленной и конкурентной политики, способного обеспечить опережающее развитие наиболее перспективных отраслей и производств, не порождая психологии иждивенчества у руководителей данных предприятий и организаций. Усилия правительства по созданию в стране инновационной экономики и обеспечению ее дальнейшего развития должны концентрироваться по следующим основным направлениям:

  • — разработка, введение в действие и последовательное совершенствование — в соответствии с изменением внутренних и внешних условий и с учетом международно принятых норм и правил — законодательной и нормативно-правовой базы и правоприменительной практики в области регулирования конкуренции;
  • — совершенствование законодательства и правоприменительной практики банкротства предприятий, а также модернизация финансовых посреднических структур, осуществляющих перераспределение капитала между хозяйствующими субъектами, в направлении обеспечения всемерного расширения зоны деятельности эффективных инновационно ориентированных собственников;
  • — создание благоприятного инвестиционного климата, позволяющего обеспечить более широкое и активное включение в инновационную деятельность на территории страны подлинных лидеров мирового научно-технического прогресса;
  • — создание необходимых нормативно-правовых и иных условий для возможно более широкого и активного подключения отечественных субъектов инновационной деятельности к глобальным научно-инновационньгм сетям;
  • — формирование наиболее благоприятных инстуциональных и иных условий для развития малого и среднего бизнеса инновационной направленности;
  • — создание развитой институциональной системы трансфера технологий от государственного научно-технического в предпринимательский сектор и их коммерциализации, всемерное содействие диффузии технологий с целью скорейшего массового технологического перевооружения отечественного производства;
  • — развитие информационной инфраструктуры, обеспечивающей всемерное повышение инновационной активности хозяйствующих субъектов, и последовательное совершенствование профессионального инновационного менеджмента и маркетинга.

Уже из одного этого перечисления основных направлений деятельности правительства по обеспечению перевода национальной экономики на инновационные рельсы видно, сколь велика и незаменима роль государства в решении данной судьбоносной задачи. Еще более понятной она становится, если учесть экстремальность условий, в которых Беларуси приходится решать эту задачу. Прежде всего, наложение на перевод национальной экономики на инновационный путь развития ряда других не менее важных и сложных задач, в частности, скорейшего завершения рыночного реформирования отечественной экономики и ее адаптации к глобализации мирохозяйственных связей.

Положение серьезно усугубляется тем, что все трудности, серьезно осложняющие практическое решение упомянутых и многих других связанных с ними задач (острехшгий дефицит времени при весьма существенном отставании от авангардных стран мировой экономики в технико-технологическом отношении, крайне низкая степень адаптированнос-ти национальной экономики к глобализации мирохозяйственных связей при весьма высокой степени ее экспортно-импортной зависимости от мировой экономики и др.) переплелись в один тугой узел, развязать который можно, только действуя одновременно по всем направлениям и с учетом не только ближайших, тактических, но и отдаленных, стратегических целей, руководствуясь как частными, корпоративными, так и национально-государственными интересами.

А это, как известно, особенно трудно. Одному рынку, ориентированному прежде всего на получение сиюминутной экономической выгоды, здесь, конечно, не справиться. Нужна активная поддержка государства, призванного в первоочередном порядке обеспечивать возможно более полную реализацию национально-государственных интересов, несущего прямую ответственность за судьбу страны и нации.

Ратуя за самое тесное взаимодействие государства и рынка, нельзя, однако, не отметить, что активное участие государства в инновационной деятельности не только создает благоприятные предпосьшки для ускорения ее развития, но и таит в себе немалые угрозы. В частности, оно содействует появлению в инновационной сфере «бесплатных денег», в рациональном использовании которых по-настоящему не заинтересован ни один хозяйствующий субъект.

Это создает угрозу снижения реальной эффективности финансовой поддержки государством научных исследований и разработок, в том числе посредством попадания части государственных средств в карман недобросовестных чиновников, а также присвоения прибыли от реализации инновационного проекта кучкой заинтересованных лиц в ущерб национальной экономике, обществу и государству.

Предотвращение или хотя бы существенное уменьшение этого зла посредством усиления контроля за расходованием государственных средств, выделяемых на проведение научных исследований, разработку и реализацию инновационных проектов, как правило, не приносит желаемых результатов, а лишь умножает численность сотрудников государственных карающих органов и расходы налогоплательщиков на их содержание.

Нередко это ведет и к существенному ограничению свободы предпринимательства, что также отрицательно сказывается на развитии инновационной деятельности. В связи с этим следует ошетить поистине незаменимую роль в предотвращении коррупции и преступного сговора отдельных государственных чиновников с представителями частного бизнеса гражданского общества.

Правда, для этого государство в лице его высшего политического руководства должно быть согласно с такой ролью гражданского общества в социально-политическом развитии страны и готовым всемерно поддерживать его в соответствующих начинаниях, а гражданское общество, со своей сто-роны, должно иметь в своей структуре такие институты и организации, которые бы не только пользовались большим доверием у широких слоев населения, но и были готовы активно сотрудничать с государственными властными структурами при решении самых разных вопросов становления в стране здорового делового климата, препятствующего всяким попыткам отдельных социальных групп, прежде всего государственных чиновников, наживаться за счет всего остального населения.

По данным многих зарубежных авторов, при таких условиях полномасштабное участие институтов и организаций гражданского общества в управлентш социально-экономическим развитием страны позволяет на десятки процентных пунктов повысить отдачу от использования производственных ресурсов. Именно поэтому, замечают указанные авторы, правительство ни в коем случае не должно тормозить формирование и развитие гаститутов и организаций гражданского общества. Если, конечно, оно не на словах, а на деле заинтересовано в развитии отечественной экономики и повышении материального благосостояния и культурного уровня жизни своего народа.

Особенно велика роль гражданского общества в обуздании коррушгди и других злоупотреблений государственных чиновников, способных нанести ощутимый вред национальным интересам в условиях глобализации, ставшей за последнее время одной из наиболее характерных черт всего мирового социально-экономического и общественно-политического развития. Это объясняется, с одной стороны, огромными финансовыми возможностями транснациональньгх корпораций для подкупа государственных чиновников, в том числе самого высокого ранга, а с другой — всё большим отрывом отдельных граждан, не исключая чиновников, от своего народа, своей страны и благоприятными возможностями для того, чтобы надежно упрятать за рубежом нечестно нажитые капиталы.

Удержать чиновников от соблазна умножить свое личное материальное состояние за счет богатых подачек ТНК в обмен на преднамеренное ущемление национально-государственных интересов собственного народа сможет только одно — осознание неотвратимости сурового наказания за противоправные действия. А это, судя по опыту стран, твердо придерживающихся демократических принципов, возможно только в условиях развитого гражданского общества, предоставляющего рядовым гражданам возможность лишать власти и привлекать к судебной ответственности любого государственного чиновника, как только станет ясно, что он в своих корыстных интересах злоупотребляет властью, нанося ущерб национальным интересам.

Таким образом, в ньшегггяих исключительно сложных условиях обеспечить успешное формирование инновационной экономики и ее последующее эффективное развитие возможно только на основе применения системного подхода и тесного взаимодополняющего взаимодействия трех главных действующих сил экономического и социально-политического развития — полноценного конкурентного рынка, государства, адаптированного крыночной экономике, и развитого гражданского общества.

Преднамеренное умаление роли любой из этих сил лишь усложнит решение судьбоносной для нас задачи скорейшего преодоления технико-технологического отставания национально-хозяйственного комплекса на основе всемерного развития инноваций.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *