Классификация недревесных лесных ресурсов и планирование использования отдельных их видов

В мировой и отечественной литературе используются различные термины для обозначения тех видов лесных ресурсов и продуктов, которые, не имеют отношения к древесине и древесной продукции. Наиболее емким и всеобъемлющим представляется термин «недревесные лесные ресурсы». Но прежде чем рассматривать направления использования данных видов ресурсов, необходимо четко и конкретно определить, что к ним относится.

С этой целью предлагается авторский вариант классификации недревесных лесных ресурсов. Учитывая, что лес в Беларуси был и остается одним из важнейших видов природных ресурсов, использование его богатств, в том числе и недревесных, имеет в нашей стране многовековую историю. Однако, несмотря на имеющийся значительный исторический опыт, возникла необходимость в уточнении тех форм и направлений, по которым используются недревесные лесные ресурсы. Эта необходимость обусловлена и наметившейся в последнее десятилетие тенденцией роста экспорта некоторых видов недревесных ресурсов (преимущественно представленных в виде дикорастущей пищевой продукции).

Данный ресурс может рассматриваться в качестве перспективного экспортного товара, в соответствии с четырьмя из десяти приоритетов Национальной программы развития экспорта. Поэтому предложена методика планирования экспорта отдельных видов недревесных лесных ресурсов, исходящая из определения возможных объемов экспорта на основе внутренних потребностей государства и направленная на поэтапное сокращение в долгосрочном периоде экспорта осязаемых (дикорастущих) недревесных ресурсов и предусматривающая для этого целевые ограничения; в краткосрочном периоде рекомендуется инерционное планирование при помощи уравнений, полученных в результате корреляционно-регрессионного анализа.

В настоящее время отсутствует стройная система научной терминологии по рассматриваемому виду ресурса. В отличие от основного лесного ресурса-древесного, где понятия и определения в основном уже закреплены как на производственном, так и на научном уровнях, недревесная лесная продукция нуждается в их конкретизации,,. На практике используются различные понятия, в частности:

  • дикорастущая (лесная) продукция;
  • пищевая продукция леса;
  • побочная лесная продукция;
  • недревесная растительная продукция;
  • недревесные ресурсы леса (лесные ресурсы);
  • недревесные природные ресурсы; «дикоросы»;
  • дополнительные лесные продукты;
  • продукция побочного лесопользования и другие варианты этих названий.

Наиболее удачным представляется термин «недревесные лесные ресурсы», поскольку он имеет универсальный характер и часто встречается в зарубежной практике. Универсальность понятия «недревесные лесные ресурсы» позволяет рассматривать не только их традиционное виды — преимущественно дикорастущую (пищевую, лекарственную, техническую) продукцию, но и нематериальные полезности леса (рекреационно-туристические, климаторегулирующие, эстетические). Известные к настоящему моменту классификации нуждаются в серьезном дополнении, необходимость которого обусловлена двумя факторами:

  1. развитием рыночных отношений, что требует совершенствования учета и максимального уточнения всех видов недревесной лесной продукции, потенциально используемой на внутреннем и внешнем рынках;
  2. отсутствием в Беларуси достаточного опыта экономической оценки и соответственно подробной классификации недревесных лесных ресурсов, составленной с экономической точки зрения и основанной на комплексном подходе.

Если рассматривать все лесные ресурсы с экономической точки зрения, т.е. в качестве товара, который может быть реализован и приносить прибыль, то в основу их классификации целесообразно положить не их вещественный состав (материальные и нематериальные ресурсы), а отношение к основному виду лесных ресурсов (древесные и недревесные) Итак, понятие «недревесные лесные ресурсы» может быть более широким, чем его привыкли воспринимать.

Исследовав данную схему можно увидеть, что недревесные лесные ресурсы являются весьма многообразными. Классификация, представленная на этой схеме, отличается от биологической классификации, поскольку в основу последней положены природные (биологические) свойства исследуемых ресурсов. Отличается она и от классификации, построенной на экологическом подходе. Это различие основывается на том, что в соответствии с эколого-природоохранными требованиями все ресурсы должны подразделяться в первую очередь на эксплуатационные и неэксплуатационные.

Классификация, рассматривающая данные ресурсы с экономической точки зрения, предполагает, что все приведенные в ней виды ресурсов должны являться эксплуатационными, в то время как неэксплуатационные ресурсы существенного экономического значения не имеют. Здесь ресурсы классифицированы по их видам, соответствующим направлениям их использования в народном хозяйстве. Именно это обстоятельство, а также комплексный подход и всеобъемлющий характер классификации недревесных лесных ресурсов свидетельствует о том, что термин «недревесные лесные ресурсы» целесообразно закрепить юридически в законодательстве Республики Беларусь как наиболее подходящий с экономической точки зрения.

Как и любые другие возобновляемые ресурсы, имеющиеся в достаточном количестве, недревесные лесные ресурсы могут использоваться как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Рассмотрение недревесных лесных ресурсов в качестве экспортного товара четко вписываются в программу развития экспорта на 2006-2010 гг., хотя непосредственно в качестве экспортного товара они там не рассматриваются, поскольку основным направлением развития экспорта признано повышение экспорта наукоемкой и инновационной продукции. Однако, как минимум по четырем приоритетам развития экспорта, недревесные лесные ресурсы могут иметь решающие значение. К этим приоритетам, среди прочих необходимо отнести:

  • повышение эффективности экспорта, рост добавленной стоимости в стоимости экспортной продукции;
  • включение негосударственных структур, малых и средних организаций в экспортно-импортные отношения с опережающими темпами развития экспорта;
  • опережающие развитие экспорта услуг, в том числе за счет расширения экспорта видов услуг и развития экспорта услуг организациями, не имеющими ведомственной подчиненности;
  • опережающее развитие экспорта на рынки стран ЕС.

Так, недревесные лесные ресурсы (представленные преимущественно дикорастущей пищевой продукцией) могут соответствовать

первому из вышеперечисленных приоритетов в случае, если они будут экспортироваться в виде переработанной продукции, а не сырья (как это происходит в настоящее время).

Второй приоритет — включение негосударственных структур в экспортную деятельность также выполняется, поскольку наибольший объем экспорта дикорастущей пищевой продукции приходится именно на не-государственные структуры и при сохранении существующего положения очевидно, что данная тенденция продолжится. Что касается третьего приоритета, то именно развитие экспорта нематериального недревесного ресурса леса, представленного в виде рекреационно-туристических услуг, будет

соответствовать третьему из приведенных выше приоритетов развития экспорта. И, наконец, большое значение имеет то, что недревесные лесные ресурсы, представленные в виде дикорастущей пищевой продукции, экспортируются исключительно в государства ЕС, что соответствует четвертому приоритету.

Актуальность рассмотрения недревесных лесных ресурсов в качестве экспортной продукции обусловлена имеющимся спросом на мировых рынках на отдельные их виды. Как показал опыт последних лет, наиболее инте-ресующим зарубежного импортера товаром являются грибы и ягоды; ранее успешно экспортировался мед, однако в последние годы этот вид экспорта практически прекратился. Перспективным экспортным товаром можно считать плоды и орехи, учитывая огромный спрос на последние на мировом рынке. Что касается змеиного яда, то необходимо отметить, что стоимость 1 грамма сухого яда гадюки составляет примерно 600-800 долларов США. Потребности Республики Беларусь в этом продукте точно не оценены, но, по-видимому, пока они не очень велики, поэтому змеиный яд может оказаться очень перспективным экспортным продуктом. Лекарственное сырье мы не рассматриваем в качестве экспортного потенциала ввиду его особой ценности, необходимости на внутреннем рынке, а также исходя из природоохранных соображений.

В настоящее время будет иметь значительные перспективы развитие экспорта неосязаемых недревесных лесных ресурсов преимущественно в виде услуг. Отмечается некоторый интерес зарубежных потребителей к такой услуге как экологический туризм, в том числе и на радиоактивно загрязненных территориях и лесах, хотя при этом важно отметить, что повышение привлекательности лесных курортов и просто лесных зон отдыха Беларуси для зарубежных туристов должно находится в контексте общегосударственной политики.

Также перспективным направлением является организация интерохоты. От этого можно получить двойную выгоду как экспорта двух видов ресурсов: во-первых, иностранные охотники оплачивают услугу: право поохотиться в белорусских лесах, во-вторых, в случае успешной охоты вносят всевозможные платежи за вывоз мяса и прочих охотничьих трофеев к себе на родину.

Таким образом, будет получен двойной эффект: от экспорта услуги, и от экспорта материализованного ресурса. Необходимо добавить, что зарубежных охотников в качестве объектов охоты привлекают редкие у них на родине виды, но имеющиеся в достаточном количестве в Беларуси представители животного мира. Важно отметить, что возможный объем экспорта ресурсов должен напрямую зависеть от внутреннего потребления. Только при условии качественного и полного наполнения внутреннего рынка возможен экспорт. Внутреннее потребление включает не только потребности населения в данной продукции в сыром (свежем) виде, но и ее использование в качестве полуфабриката в пищевой, косметической, медицинской промышленности, и на другие нужды, не связанные с непосредственным использованием населением.

Чтобы точно определить объемы внутреннего потребления, необходимо воспользоваться научно обоснованными нормами потребления данной продукции. Так, например, суточная потребность в витамине С может восполняться 300-800 граммами черники или брусники, 250-500 граммами клюквы, 150-350 граммами голубики. Норма потребления в день свежих грибов не более 200 граммов, соленых — 100, сухих-20 граммов. Годовая потребность населения Беларуси в орехах составляет около 30 тыс. тонн. Зная эти данные, а также потребность перерабатывающей промышленности в данной продукции, можно спланировать объем внутреннего потребления, а оставшуюся продукцию отправлять на экспорт.

За последние годы сложилась тенденция к сокращению потребления населением рассматриваемой продукции (при тенденциях роста экспорта пищевой недревесной продукции в виде сырья и импорта — в виде переработанной продукции) и общему снижению объемов её заготовки.

Планирование экспорта недревесной лесной продукции растительного происхождения

При определении возможных объемов экспорта необходимо учесть, что в ближайшие годы уровень потребления населением дикорастущей продукции останется на невысоком уровне, а это даст резерв для обеспечения экспорта данной продукции, но только, в среднесрочной перспективе,,,. При этом целью должно стать максимально полное использование ресурса. Цель планирования должна заключаться в определении возможного объема экспорта при помощи предложенной формулы (1):

Расчет по этой формуле ведется отдельно для каждого вида экспортируемых ресурсов. В первую очередь выделяется эксплуатационный запас по каждому виду продукции (грибов и ягод). Затем осуществляется экспертная оценка того, насколько он может быть освоен. Для этого оценивается уровень освоения субъектами выделенных им квот в предшествующие годы. Здесь же учитывается возможное увеличение (уменьшение) объема заготовок субъектами, при необходимости производится перераспределение квот в пользу субъектов, имеющих возможность увеличить

объем заготовок продукции. С учетом этих и некоторых других факторов определяется прогнозный коэффициент освоения эксплуатационного запаса. В целях рационального использования дикорастущей пищевой продукции необходимо стремиться к доведению данного коэффициента до максимального значения (единицы). Для этих целей в высокоурожайные годы целесообразно привлекать местное население (в том числе и через средства массовой информации) к организованной заготовке лесной продукции, а заинтересованным субъектам обеспечивать закупку данной продукции.

Следующим шагом должно стать определение внутреннего потребления. Здесь необходимо спрогнозировать потребность промышленности (перерабатывающей, медицинской) с учетом возможных изменений по сравнению с предшествующим годом, а также емкость рынка свежей продукции. Кроме того, необходимо принять во внимание мероприятия по улучшению качества питания, в соответствии с научными нормами потребления, и их возможный эффект — рост потребления дикорастущей пищевой продукции внутри страны. В результате потребление населением дикорастущей продукции должно максимально приближаться к нормативу.

Таким образом, данный метод предполагает целевой подход к определению возможных направлений использования недревесных лесных ресурсов. Однако такой подход не всегда оправдан. При планировании экспорта некоторых видов недревесных лесных ресурсов целесообразно использовать и инерционное планирование, которое предполагает анализ факторов, оказывающих неявное влияние на экспорт, и перенесение этого влияния на предстоящий период.

В первой части статьи были предложены авторская классификация недревесных лесных ресурсов, которая существенно расширяет их состав, и собственная методика планирования экспорта отдельных их видов, основанная на целевом подходе. Однако для контроля значения полученного показателя можно воспользоваться вторым способом — составлением инерционного плана (прогноза) при помощи регрессионных уравнений, составленных для ягодной — (3), (4), и грибной продукции — (5), (6), моделирующих объемы их экспорта на основании известных факторов. Экстраполируя значения этих факторов, полученные в предшествующие годы, получим инерционный прогноз. Если же значения этих факторов будут целенаправленно установлены на требуемом уровне, то мы получим еще один вариант целевого прогноза. Критерием достоверности плана (прогноза) экспорта может стать приблизительное равенство двух вариантов, полученных с использованием формул (1), (2) и (3), (4).

Для успешного проведения корреляционно-регрессионного анализа и построения прогнозной модели важно качественно выполнить подбор факторов.

Выбор этих факторов обоснован тем, что установлено разное воздействие каждого из этих факторов на исследуемую проблему: экспорт дикорастущей продукции. Как уже отмечено, внутреннее потребление указанной продукции является важнейшим моментом, и говорить об экспорте недревесной продукции можно только при условии полного и качественного наполнения ею внутреннего рынка. Включение такого фактора, как объем экспорта в году, предшествовавшем анализируемому,

имеет двойную функцию. С одной стороны, оно должно показать влияние сезонности (урожайности), которая может существенно отличаться на протяжении нескольких лет, на объемы экспорта. С другой стороны, установление прямой зависимости между объемами экспорта в отчетном и предшествующем году позволит судить об устойчивости (стабильности) внешних рынков. Еще один принятый нами фактор — это доля ягодной продукции, приходящаяся на проблемные области, к которым мы относим наиболее пострадавшие от аварии на Чернобыльской АЭС и соответственно наиболее загрязненные, т.е. Гомельскую и Могилевскую области. Корреляционно-регрессионный анализ проведем отдельно для ягод и грибов.

Таким образом, в число факторов, определяющих объемы экспорта грибов и ягод не вошли такие факторы, как объем внутреннего потребления данной продукции. Также абсолютно не коррелирует с объемами экспорта площадь, подвергшаяся радиоактивному загрязнению в каждой области, что, очевидно, свидетельствует о том, что на долю этих площадей приходится незначительный объем дикорастущей продукции и радиоактивное загрязнение существенно не влияет на объемы изъятия из экспорта дикорастущей продукции. Отсутсвует существенное влияние средних мировых цен на объем экспорта ягод. Несмотря на то, что такое понятие, как средние мировые цены, является достаточно условным, можно все же утверждать, что отсутствие тесной взаимосвязи между ними и объемом экспорта является существенным недостатком в организации маркетинговой деятельности субъектов, осуществляющих экспорт данной продукции. Это свидетельствует о слабом знании экспортерами мировых рынков недревесной лесной продукции, их конъюнктуры, об отсутствии продуманной маркетинговой политики. В этих вопросах организации Белкоопсоюза имеют преимущества. Так, в структуре многих из них существуют специальные подразделения не только по вопросам заготовки, но и по внешнеэкономической деятельности, где занято большое количество персонала. Однако, несмотря на это обстоятельство, бесспорные преимущества в экспорте дикорастущей лесной продукции и его эффективности имеют коммерческие организации, что и подтверждается тем фактом, что объем заготовки ими как ягод, так и грибов имеет непосредственную связь с общими объемами экспорта данной продукции. Характерным также является то, что объемы экспорта не имеют существенной связи с удельным объемом заготовки ягодной и грибной продукции в расчете на одного жителя четырех из шести областей Беларуси, т.е. объемы экспорта не зависят от того, сколько заготовленной продукции приходится на одного жителя Гомельской, Брестской, Могилевской (относительно грибов — и Минской) областей. А это значит, что экспортеры слабо учитывают возможный спрос на ягодно-грибную продукцию на внутреннем рынке.

Что касается прочих видов недревесной пищевой продукции, составляющих экспортный потенциал, к которым мы отнесли следующие ресурсы животного и растительного происхождения: березовый сок, лесные орехи, лесные плоды, пищевые растения и их части, мясо лесных животных, мед, то необходимо отметить, что в настоящее время их экспорт существенного значения не имеет. Данная продукция потребляется в основ-ном на внутреннем рынке и, часто, в ограниченном количестве.

Мясо лесных животных отправляется на экспорт преимущественно в виде добычи иностранных граждан, участвовавших в интерохоте. Рынки меда диких пчел в настоящее время утрачены и успешно заняты медом домашних пчел, который даже импортируется в Беларусь из Украины. Несколько иная ситуация наблюдается с лесным орехом. Он имеет важнейшее народнохозяйственное значение, поскольку используется в пищевой, парфюмерной и других отраслях промышленности. Поэтому важным моментом является максимизация объемов его заготовки, в том числе за счет создания искусственных плантаций орехоплодных растений.

Перспективы использования нематериальных (неосязаемых) лесных ресурсов на внешних рынках

Одним из важнейших компонентов недревесных лесных ресурсов являются нематериальные. В эту группу мы включили три вида ресурсов: рекреационные лесные ресурсы, эстетический ресурс, и ресурс регулирования газового состава атмосферы. Мы предложили считать их недревесными лесными ресурсами исходя из двух соображений:

  • — их существование и воспроизводство возможно только в лесной среде;
  • — потребление этих ресурсов не связано с потреблением основного лесного ресурса — древесины.

Важным преимуществом нематериального (неосязаемого) недревесного лесного ресурса перед материальным (в частности — дикорастущей пищевой продукцией) является то, что его использование как на внутреннем рынке, так и в качестве экспортного товара не влечет его расходования (изъятия, потребления). Конечно же, это условие действует только если выполняются природоохранные требования и не происходит сокращения покрытых лесом площадей. Именно поэтому очень важно задействовать нематериальный ресурс в условиях рыночных отношений, а также для поддержания устойчивого развития данного сектора экономики. Однако в использовании этого ресурса имеется одна проблема, которая заключается в том, что рынок далеко не всегда заинтересован в регулировании его воспроизводства, поскольку на многие нематериальные продукты пока отсутствует явный спрос.

Причиной этого является отсутствие полностью осознанной потребности общества в нематериальном лесном ресурсе, который все еще уступает первое место традиционному материальному потреблению. Именно поэтому в данной сфере важно государственное регулирование, которое осуществляется посредством лесного законодательства и стимулирования потребления нематериальных ресурсов населением (лесной туризм, охота оздоровление). Что касается использования ресурса регулирования газового состава атмосферы и, следовательно, более широкой проблемы — глобального изменения климата, то данная сфера с недавнего времени регулируется не только на государственном, но и на международном уровнях.

Еще одним важным видом является рекреационный ресурс, представленный нами тремя пунктами:

  • лесной отдых и оздоровление;
  • лесной туризм;
  • лесная охота.

На практике разграничить эти пункты между собой достаточно проблематично, поскольку нахождение в лесной среде автоматически означает использование некоторых его оздоровительных функций, а лесная охота очень редко проходит в «чистом виде», а чаще сочетается с туризмом. Поэтому оздоровительная, познавательная функции и охота достаточно тесно взаимосвязаны и представляют собой рекреационный ресурс.

Учитывая, что леса Беларуси являются характерными для умеренной климатической полосы, экспорт такой услуги, как лесной туризм в чистом виде, достаточно затруднителен, поскольку аналогичные лесные ландшафты можно встретить в других странах, посещение которых для зарубежных туристов более привычно, чем приезд в Беларусь. Это связано и со слабым, по западно-европейским меркам, развитием нашей лесной инфраструктуры. Поэтому лесной туризм будет развиваться в одном контексте с экологическим и агротуризмом.

Преимуществом использования нематериальных ресурсов как на внутренних, так и на внешних рынках является то, что их использование в отличие от материальных ресурсов не связано с их потреблением, изъятием, сокращением и зависит, как и вся прочая недревесная продукция, от состояния основного лесного ресурса — состояния древесной растительности, ее использования и возобновления.

Традиционно использование некоторых нематериальных благ воспринимается населением как само собой разумеющееся и соответственно не требующее оплаты. Это связано с тем, что леса и их продукция находятся в собственности государства и считаются общенародным достоянием. Однако недостатком в данной ситуации является слабое стимулирование бережного отношения клееному древесному и недревесному ресурсу как осязаемому, так и неосязаемому. Если потребление осязаемого ресурса в некоторой степе-ни компенсируется лесными сборами, таксами и т.п. то неосязаемый ресурс в большинстве своем потребляется безвозмездно.

Именно поэтому важно решить проблему платности неосязаемого недревесного лесного ресурса. Если относительно платности газорегулирующего ресурса леса сомнений не возникает и необходимость такой платы признана на международном уровне (плата за квоты на выбросы углерода), то с другими неосязаемыми ресурсами ситуация не так однозначна. В частности рекреационный и эстетический лесные ресурсы часто считаются нерыночными «продуктами» и, следовательно, не имеют одназначной рыночной оценки. В соответствии со статьей 42 Лесного кодекса граждане могут находиться в лесах, собирать дикорастущую продукцию для собственных нужд, участвовать в рекреационных, оздоровительных мероприятиях на бесплатной основе. Здесь проблема заключается в том, что, с одной стороны, весьма сложно определить (установить) границу, за которой использование недревесной продукции для собственных нужд переходит в ее коммерческое использование. С другой стороны, пользование древесными ресурсами леса для населения также платное. Это свидетельствует о том, что и неосязаемый недревесный ресурс леса должен быть закреплен в сознании граждан как платная услуга.

В первую очередь это касается посещения особо обустроенных участков, имеющих большую рекреационную и эстетическую ценность, где оборудованы система тропинок, видовые площадки, выделена естественная красота ландшафта, проведены мероприятия по увеличению численности дичи, т.е. где в инфраструктуру вложены некоторые средства, которые таким образом содействовали улучшению качества отдыха и увеличению частоты посещений региона. Если плата за такие услуги не будет чрезмерной, то и готовность платить за такой отдых, который явится альтернативой другим его видам, будет выше. Стоимость в данном случае определить не просто, но возможно.

Для этого необходимо исходить из стоимости аналогичных альтернативных услуг, учитывая, что стоимость или ценность товара или услуги определяется готовностью потребителя платить за них и соответственно пренебречь другими видами товаров и услуг. По мнению А.Д. Янушко, «доступная рекреация для потребителей оценивается через их готовность платить за нее. Добытая дичь или пойманная рыба рассматривается лишь как продукция, сопутствующая рекреации. Рыбные запасы или наличие дичи в этом случае дополнительно повышают рекреационную ценность данного участка, его привлекательность как объекта туризма и отдыха».

Таким образом, учитывая своеобразие и неповторимость лесного отдыха при качественном сервисе, надо полагать, что у потребителя появится готовность платить за такую услугу. Платность нематериального лесного ресурса будет иметь и важный психологический эффект. Так, далее при небольшой плате исчезнет восприятие нематериального ресурса как бесхозного, ничейного, что имеет место в настоящее время, поскольку лес принадлежит государству и в обывательском сознании воспринимается как ничей.

Возрастет ответственность за качественное потребление приобретенной за деньги услуги, более ответственно будут выполняться природоохранные, противопожарные и иные требования. Реализация нематериального лесного ресурса иностранным гражданам, т.е. его экспорт, должен осуществляться исключительно на платной основе.

Существующие в отечественной и зарубежной практике подходы основаны преимущественно на биологической оценке лесных ресурсов, рассматриваемых традиционно в качестве побочной продукции. Все это потребовало дать четкое определение данному термину, представить классификацию всех видов ресурсов: как материальных (осязаемых), так и нематериальных (неосязаемых). Отличительной особенностью предлагаемой классификации от аналогичных является рекомендация включить в состав недревесных лесных ресурсов неосязаемый ресурс, которые многие специалисты предлагают рассматривать обособленно — как одну из функций леса.

Такой подход имел место из-за определенной сложности экономической оценки нематериального ресурса. Однако в данном исследовании исходной позицией является то, что не только осязаемый (материальный) ресурс является экономическим (товарным) ресурсом, но и неосязаемый (нематериальный) может выступать в качестве товара, Кроме того, в данной классификации выделены те виды недревесных ресурсов, которые могут составлять экспортный потенциал.

Важным моментом исследования явилось рассмотрение недревесных лесных ресурсов в контексте Национальной программы развития экспорта. Недревесные лесные ресурсы, не включены в программу непосредственно, однако их использование на внешних рынках соответствует четырем приоритетам данной программы. Кроме того, совершенствование учета и использования недревесных лесных ресурсов будет также способствовать импортозамещению отдельных их видов, что также, наряду с экспортом, обусловит получение внешнеэкономического эффекта.

Экспорт недревесных лесных ресурсов, представленных дикорастущей пищевой продукцией, не может осуществляться бесконтрольно. Одной из важнейших функций его регулирования является планирование. Главной идеей планирования экспорта дикорастущей пищевой продукции должен стать отказ от существующей практики, когда организациям выделяются квоты на заготовку на основании их заявок и с учетом показателей предшествующего года (в рамках определенного эксплуатационного запаса).

При этом никак не ограничивается возможный объем экспорта, в результате чего отдельными субъектами вывозился за рубеж весь объем заготовленной ими продукции. Предложенная методика планирования экспорта предполагает его тесную зависимость от уровня внутреннего потребления, который планируется поднять до уровня научно обоснованных физиологических норм, что должно повлечь рост потребления дикорастущей продукции на внутреннем рынке.

В итоге экспорт будет планироваться по остаточному принципу. Однако в среднесрочной перспективе, пока внутренние потребности не очень велики, а эксплуатационный запас достаточен и осваивается на низком уровне, вместе со стимулированием внутреннего потребления и мероприятиями по импортозамещению необходимо развивать экспорт, чтобы максимально использовать имеющийся ресурс. В этом случае для планирования объемов экспорта наряду с вышеприведенной целевой методикой необходимо использовать инерционный расчет, основанный на использовании уравнений корреляционно-регрессионного анализа.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *