Мировой опыт трансформации собственности в телекомуникационной сфере

Развитие любой экономической системы в ряде случаев делает необходимым переход (трансформацию) одной формы собственности в другую. В условиях рыночной экономики трансформация собственности в телекоммуникационной сфере возможна только в результате осуществления приватизации ее доминирующих операторов. В пользу данного утверждения свидетельствует мировой опыт развития телекоммуникационного рынка.

И хотя еще ни одной стране мира не удалось создать идеальную модель трансформационных преобразований, изучение, обобщение и использование опыта приватизации телекоммуникационных операторов за рубежом даст возможность выработать более эффективный сценарий приватизации национального оператора электросвязи Республики Беларусь, позволит тщательнее изучить условия ее проведения, сделает национальный процесс отчуждения государственной собственности максимально предсказуемым.

Начало трансформационным преобразованиям в телекоммуникационной сфере (в середине 80-х годов прошлого века) положили государственные телекоммуникационные компании Японии и Англии. Правительства этих стран ставили задачу значительно расширить состав игроков телекоммуникационного рынка и решали ее, выводя национальных операторов на фондовый рынок (таблица 1). В дальнейшем по подобному сценарию была осуществлена приватизация государственных телекоммуникационных монополистов Франции (1997 г.), Германии (1995 г.), Италии (1996 г.), Австрии (1996 г.).

Со второй половины 90-х гг. прошлого века процессы разгосударствления получили широкое распространение в бывших социалистических странах. Практически одновременно начали приватизацию своих телекоммуникационных операторов правительства Чехии, Венгрии, Польши, прибалтийских стран, Румынии. Разгосударствление в этих странах проходило по иному сценарию, нежели в западноевропейских. Главной задачей приватизации телекоммуникационных операторов в странах Восточной Европы стал поиск стратегического инвестора. Особый интерес к этим странам проявили уже подвергшиеся реформированию телекоммуникационные компании Западной Европы и США, для которых участие в приватизации государственного оператора оставалось едва ли не единственным способом проникновения на национальные телекоммуникационные рынки. Поэтому практически ни один конкурс не проходил без их участия (таблица 1).

В странах Азии, где государственное управление традиционно было относительно успешным, приватизация телекоммуникационных операторов началась с середины 90-х гг. и не была столь масштабной, как в Европе. Правительства азиатских стран (Южная Корея, Китай, Сингапур, Иран) пошли по пути частичной приватизации: крупный пакет акций продавался оптом в руки одной компании, как правило, зарубежной, а остатки распределялись на внутреннем рынке.

На территории СНГ в Казахстане в 1997 г. проведена первая приватизация. Однако с момента вступления в силу (1 февраля 1998 г.) соглашения о полной или частичной либерализации внутренних рынков, у зарубежных операторов значительно расширились возможности для проникновения на национальные телекоммуникационные рынки. Это, в совокупности со стагнацией на мировом рынке телекоммуникаций, немного поубавило паний к реальным масштабным инвестиционным проектам за границей. Поэтому в странах СНГ приватизация телешммуникационньгх операторов, как правило, не оправдала интересов участников. Национальные операторы некоторых стран до сих пор находятся в состоянии объявленной приватизации (Молдова, Украина, Киргизия, Грузия).

Из опыта приватизации можно выделить следующие положительные результаты, достигнуть которых удалось практически во всех странах:

  1. Приватизация сыграла доминирующую роль в демонополизации и либерализации телекоммуникационного рынка, в переходе от государственного управления к государственному регулированию и, как следствие, к формированию конкурентной рыночной экономики. В 2008 г. 152 государства-члена международного союза электросвязи (из 192) имели независимый регулирующий орган в телекоммуникационной сфере (в 1995 г. таких стран было всего 43, в 1999 г. — 92), а в 125 странах доминирующий оператор фиксированной связи был полностью или частично приватизирован (в 1995 г. — 58, в 1999 г. — 90).
  2. Благодаря средствам инвесторов удалось решить проблему нехватки капитала в экономике, значительно пополнить (и пополнять по сей день за счет значительных налоговых поступлений) бюджет, сократить государственные расходы, уменьшить величину внешнего долга.
  3. Реальным результатом приватизации также стало кардинальное обновление телекоммуникационного сектора экономики: бурное
  4. Приватизация позволила сохранить функциональную дееспособность национальных операторов, стимулировать их дальнейшее развитие и повысить эффективность функционирования.

Так, исследование, проведенное группой Deloitte Touche Tohmatsu (DTT), показало, что совокупная рыночная стоимость мировых телекоммуникационных компаний выросла за период с 1995 г. по 2008 г. более чем в три раза.

К сожалению, структурные реформы ни в одной стране мира не прошли гладко и безболезненно. В ходе осуществления приватизации операторам пришлось столкнуться с различными проблемами. В их числе:

  1. Неприятие приватизации в обществе, вызванное увольнением значительного числа работников, сокращением заработной платы, ростом тарифов на услуги связи. Так, по экспертным оценкам, в ходе реорганизации телекоммуникационных компаний, сопровождавшей приватизацию, численность персонала европейских операторов сократилась наполовину. При этом после приватизации тарифы же на услуги связи в некоторых странах увеличились в разы. Это привело к массовым протестам, забастовкам, демонстрациям. Например, во Франции волнения против сделки по продаже очередного пакета акций France Telecom, организованные профсоюзами в 2000 г., чуть не привели к правительственному кризису. В 1998 г. в Пуэрто-Рико 48-часовая всеобщая забастовка в знак протеста против приватизации Puerto Rico Telephone Co. закончилась волной терактов и погромов. В 2008 г., после того как правительство Греции согласилось продать контрольный пакет акций ОТЕ немецкой Deutsche Telekom, была объявлена 24-часовая забастовка, в ходе которой не вышли на работу сотрудники портов, почты, крупнейшей энергетической компании страны, афинской водопроводной компании, банковские работники, сотрудники теле- и радиостанций страны.
  2. Неэффективный менеджмент. Управлять деятельностью приватизированных операторов электросвязи подчас приходилось собственникам, не имеющим опыта в телекоммуникационном бизнесе. Так случилось, например, в Италии, где деятельность компании Telecom Italia контролирует семейная компания Pirelli, специализирующаяся на выпуске автомобильных шин. Как результат, с момента объявления приватизации (1996 г.) и по настоящее время Telecom Italia накопила более 47 млрд. долл. долга, при том, что ее годовой оборот составляет 45 млрд. долл.
  3. Отсутствие поддержки со стороны государства. Государство-собственник зачастую использовало приватизацию телекомов для спешного «латания» дыр в бюджете, проводило демонополизацию рынка без должного изменения нормативно-правовой базы, формально подходило к выбору инвестора. Так, в Чехии разгосударствление началось при не до конца проработанной нормативной базе, что, в конечном итоге, привело к расследованию законности результатов приватизационного тендера. В Румынии неспособность правительства обеспечить четкие правила отчуждения государственной собственности привели к отказу от участия в тендере нескольких потенциальных инвесторов.
  4. Недобросовестность инвесторов. Вопреки тендерным заявлениям далеко не все инвесторы спешили вкладывать средства в приватизированную компанию а, наоборот, использовали ее активы для решения собственных проблем, что не могло не сказаться на рыночной капитализации приватизированных компаний. Например, в Польше 47,5% акций оператора TPSA были проданы французскому гиганту France Telecom, который постепенно стал уводить прибыль из страны для решения собственных финансовых проблем. С подобной ситуацией столкнулись и операторы Казахстана, России, Армении, где первоначальные собственники приватизированных компаний не смогли вытолнить инвестиционные обязательства и вынуждены были продавать свои пакеты акций другим, не всегда надежным инвесторам.

Значение мирового опыта для Республики Беларусь ценно также тем, что подтверждает неизбежность прохождения страны через приватизацию национальных операторов электросвязи, хотя и не вырабатывает совершенной модели данного процесса. Главное — не отказываясь от приватизации вообще, тщательно выверить ее условия, четко определиться с целями и задачами приватизации и не повторить ошибок, сделанных другими странами.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *