Национальная экономика и хозяйство: структура, управление и развитие

Глобализация мировой экономики и всеобщий характер законов экономическо­го развития сближают институциональную среду разных стран и методы управления национальной экономикой. Вместе с тем успехи экономической поли­тики в одних государствах и провалы в других свидетельствуют о наличии, наря­ду с универсальными законами и принци­пами, специфических условий, характер­ных для развития хозяйственных систем различных стран. Это предопределило не­обходимость формирования национальной экономики как научной дисциплины, ко­торая, с одной стороны, адаптирует к на­циональным особенностям экономическую теорию, с другой — дополняет ее принци­пиально новыми элементами, исходя из специфических условий развития нацио­нального хозяйства.

В отличие от экономической теории, анализирующей экономические отношения общества в абстрактном понимании и по­стулирующей всеобщие фундаментальные законы общественного воспроизводства, национальная экономика изучает определен­ным образом субординированную структу­ру экономических отношений, которая находит проявление в экономическом уст­ройстве страны. Экономическое устройство формируется уникальным сочетанием взаи­мосвязанных компонентов, включая струк­туру совокупного экономического потенци­ала страны; специфику протекания воспроизводственных процессов в конкретной хо­зяйственной системе; вектор политики мак­роэкономического регулирования. Положе­ния экономической теории находят отраже­ние в национальной экономике в преломле­нии к особенностям экономического устройства конкретной страны.

В частности, в теории международной торговли широкое распространение получи­ла теорема Хекшера-Олина, объясняющая связь международной специализации стра­ны с ее совокупным экономическим потен­циалом. В открытой экономике каждая стра­на стремится специализироваться в произ­водстве товаров, требующих больше факто­ров, которыми данная страна лучше наделена. Таким образом, происходит скры­тый обмен избыточными факторами произ­водства, трудно поддающимися перемеще­нию. Позже М. Портер предложил теорию конкурентных преимуществ страны, описы­вающую эффекты от сочетания избыточных факторов производства с прочими при вы­боре специализации в международной тор­говле. В национальной экономике внимание акцентируется на прикладном аспекте меж­дународной специализации, а именно — на исследовании экономического потенциала страны как совокупности факторов, опреде­ляющих приоритетные направления нацио­нального производства и экспорта и, как следствие, потенциальное место националь­ной экономики в системе международного разделения труда.

Центральное место в национальной экономике занимает описание протекаю­щих воспроизводственных процессов, ба­зирующееся на восприятии экономики как самовоспроизводящейся системы. Процесс общественного воспроизводства предпола­гает непрерывное возобновление произ­водственных ресурсов — человеческих, фи­нансовых, основных и оборотных средств, а также знаний и технологий. Активиза­ция механизмов общественного воспроиз­водства осуществляется посредством созда­ния благоприятных условий для притока капитала и инвестиций в экономику, раз­вития науки, здравоохранения и образо­вания. Многогранность и системность про­блем, связанных с общественным воспро­изводством на национальном уровне, ха­рактеризует их сложность, при этом экономический рост является лишь одним из результатов сбалансированного функ­ционирования воспроизводственных про­цессов. Для экономической теории харак­терно абстрактное, схематическое описа­ние воспроизводственных процессов, при этом модели экономического роста, напри­мер функция Кобба-Дугласа или модель Солоу, включают лишь ограниченный на­бор важнейших факторов и не учитывают множества неформализуемых параметров реальной экономической системы.

Такой упрощенный характер описания, в целом, характерен для экономической тео­рии и находит отражение в преобладании нормативного анализа, дающего ответ на воп­рос «Как должно быть?». В результате большинство теоретических моделей сконст­руированы для идеальных, искусственных условий, редко встречающихся в действи­тельности. Вместе с тем теоретические моде­ли, созданные с применением нормативного анализа, наилучшим образом позволяют объяснить реальные экономические процес­сы, выделив в них ключевые факторы. В тео­ретических постулатах национальной эконо­мики, наоборот, преобладает позитивный ана­лиз, предполагающий выявление конкретных зависимостей между факторами, явлениями и процессами на основе анализа фактичес­кой информации. Такие модели позволяют выявить и описать специфические особен­ности национального хозяйства, не свойственные другим экономическим системам либо не наблюдавшиеся ранее.

В качестве важного, неотъемлемого элемента экономического устройства стра­ны рассматривается вектор реализуемой макроэкономической политики, направле­ние которого определяется взаимодействи­ем, по крайней мере, трех движущих сил.

Первую из них составляют известные теоретические концепции, описывающие за­коны и закономерности функционирования социально-экономических систем и успеш­но апробированные в макроэкономической политике передовых зарубежных стран. Как отмечал Адам Смит, в рыночной среде, где присутствует свободная конкуренция, дей­ствуют всесильные и неотвратимые эконо­мические законы, имеющие всеобщий уни­версальный характер. Эти за­коны, описывающие поведение потребите­лей, реакцию рынков товаров и факторов производства на действия государства, це­левые ориентиры фирм, обобщены в эко­номической теории, макроэкономике, реги­ональной экономике и находят подтверж­дение в практике национальных хозяйств всех стран мира. Есть примеры достаточно длительного их игнорирования в условиях замкнутой экономики — автаркии, но в со­временном глобальном мире уйти от эко­номических законов невозможно.

Второй движущей силой являются цели и приоритеты государственной мак­роэкономической политики, выбранные руководством страны, одобренные широкой общественностью и законодательно закреп­ленные в основных программных докумен­тах. Глобализация не исключает многопо­лярности мира, предполагающей, в том чис­ле, присутствие и взаимодействие различ­ных моделей рыночной экономики. Выбор экономической модели, с одной стороны, исторически обусловлен такими фактора­ми, как размер страны, текущий уровень социально-экономического и технологичес­кого развития, традиции общества. С дру­гой стороны, для законодательного закреп­ления и реализации той или иной модели необходимы политическая воля и доверие общества к государству.

Третья движущая сила представлена со­временными тенденциями и закономерностями, формирующимися в глобальной эко­номической среде, для описания и прогно­зирования которых необходимы принципи­ально новые теоретические подходы. Исто­рия свидетельствует о нелинейном характе­ре макроэкономической динамики: на смену периодам относительной стабильности и предсказуемости приходят периоды, харак­теризующиеся ускоренным протеканием со­циально-экономических процессов, высокой неопределенностью и рисками. Именно в та­кой период вступила сегодня мировая эко­номика, причем на качественно новом, гло­бальном уровне.

Таковы основные содержательные эле­менты теории национальной экономики и ее ключевые побудительные мотивы развития.

Процесс эволюции экономической на­уки, охватывающий эпоху меркантилистов, классическую политэкономию, «маржиналь­ную революцию», кейнсианство, неолибе­рализм, а также современные концепции неоинституциализма и неоклассического синтеза, исторически обусловлен.

С одной стороны, каждая новая кон­цепция дополняет и развивает на новом качественном уровне ранее выдвинутую — в этом состоит преемственность концепций экономической теории. С другой стороны, побудительными мотивами для развития те­оретических положений экономической науки служили актуальные проблемы об­щества на каждом историческом этапе его развития. Их реализация в макроэкономи­ческой политике государства осуществля­лась в соответствии с принципом истори­ческого детерминизма, предложенным со­циологом Карлом Поппером: истинно то, что полезно здесь и сейчас.

С учетом циклического характера раз­вития социально-экономических систем, практические задачи, на различных этапах исторического процесса, периодически по­вторяются, поэтому и развитию экономичес­кой теории свойственна цикличность. Ил­люстрацией эволюционного развития эко­номической науки может служить кривая, представленная на рис. 1, которая отражает изменения в мэйнстриме мировой экономи­ческой науки во времени: в отдельные ис­торические периоды доминировали идеи либерализма и свободы торговли, в другие периоды, наоборот — государственного ре­гулирования и протекционизма. На этом же рисунке представлена кривая, иллюстриру­ющая приоритеты макроэкономической по­литики, проводимой в Республике Беларусь с 1991 по 2011 г. Такое условное изображе­ние истории экономической науки показы­вает, что для определенного периода време­ни и места могут оказаться полезными со­вершенно разные теоретические положения, как новейшие, так и старые, как в мировом масштабе, так и в условиях конкретной на­циональной экономики.

Развитие мэйнстрима (основного тече­ния) экономической науки подробно опи­сывается в учебниках по экономической те­ории и истории экономических учений. Так, учение меркантилистов, возникшее в конце XV в., служило теоретическим обо­снованием экономической политики в стра­нах-метрополиях в эпоху первоначального накопления капиталов на протяжении трех столетий. Основные идеи меркантилистов сводятся к необходимости поддержки по­ложительного сальдо торгового баланса за счет тарифов и квот, ограничению вывоза сырья, стимулированию колоний к экспор­ту сырья и отказу от производства готовой продукции, установлению контроля за об­ращением драгоценных металлов. Такая по­литика, несмотря на ее критику современ­ными экономистами, способствовала накоп­лению богатства в странах Западной Евро­пы, имевших колонии, что, в свою очередь, стало одним из условий последующей про­мышленной революции.

Практически, это первое учение, объяс­няющее закономерности функционирова­ния конкретных национальных экономик и обосновывающее целесообразные, исхо­дя из их интересов, направления реализа­ции макроэкономической политики.

Учение меркантилистов не давало от­ветов на вопрос, как эффективно распреде­лять и использовать накопленные средства, в том числе для развития производства. Дан­ная проблема стала одной из центральных в классической политэкономии, видными представителями которой были Франсуа Кенэ и Адам Смит (XVIII в.), Давид Рикардо, Жан-Батист Сэй, Джон Стюарт Милль (XIX в.). Предметом исследования классиков стала преимущественно сфера производ­ства, в отрыве от сферы обращения. Основ­ным фактором создания стоимости А. Смит и Д. Риккардо определили труд, впослед­ствии Ж.Б. Сэй предложил трехфакторную модель стоимости, включающую труд, зем­лю и капитал. Главным принципом эконо­мической политики классики считали либе­рализм. «Преследуя собственные интересы, экономический человек часто более дей­ственным образом служит интересам обще­ства, чем тогда, когда сознательно стремит­ся сделать это» — так описывал Адам Смит действие своего знаменитого тезиса о неви­димой руке рынка.

Таким образом, классики разработали теорию общественного воспроизводства ин­дустриального общества, ключевые положе­ния которой лежат в основе современной экономической науки. Тем не менее за пре­делами классической политэкономии по объективным причинам остались проблемы разрешения противоречий между трудом и капиталом, а также бескризисного экономи­ческого развития. Первый экономический кризис произошел в 1825 г. на фоне монопо­лизации экономики Англии и, возможно, стал побудительным мотивом к исследованиям противников классической политэкономии — С. Сисмонди, П. Прудона, Ф. Листа. Эти эко­номисты обосновывали идеи о необходимо­сти ограничения объемов производства, со­хранения протекционизма в государственной политике, приоритета национальных интере­сов над индивидуальными.

Бурное развитие экономик отдельных государств в конце XIX в. потребовало эф­фективного распределения ресурсов и вне­дрения новых технологий на основе раз­вития предпринимательства и свободной конкуренции. В этот период в экономике произошла «маржинальная революция», ко­торая ввела в экономическую теорию пре­дельный анализ и математические методы. Предметом исследования маржиналистов стали проблемы равновесия и устойчивого состояния национальной экономики, а за­дачей экономической науки — поиск аль­тернативных возможностей использования ограниченных ресурсов. В частности, Л. Вальрас предложил модель экономическо­го равновесия, связывающую рынки гото вой продукции и рынки факторов произ­водства. А. Маршалл ввел понятия эластич­ности спроса и предельных издержек, а так­же впервые использовал термин «эконо­микс». Концепция оптимума В. Парето обо­сновывает принятие решений по критерию максимизации прибыли. В целом, маржи-налисты разделяли основные идеи класси­ков, в том числе о необходимости невме­шательства государства в экономику, поэто­му развитое ими направление экономичес­кой теории называют неоклассическим.

Как одного из ранних предшественни­ков маржинализма особо следует выделить немецкого ученого Иоганна фон Тюнена, в книге которого «Изолированное государ­ство», опубликованной в 1826 г., впервые был проведен предельный анализ в эконо­мике. Впоследствии Тюнен не был замечен маржиналистами, но его рабо­та положила начало новому направлению экономической науки — пространственной экономике, которая получила в дальнейшем широкое распространение в таких приклад­ных областях, как региональная экономика и экономическая география.

Первая половина XX в. характеризо­валась не только ускорением научно-тех­нического прогресса, но также и бурными социальными потрясениями, среди которых революции, войны, экономические кризи­сы. Не случайно на данном историческом этапе возникали и реализовывались часто полярные экономические концепции, сре­ди которых наиболее значимые — институционализм, кейнсианство, неолиберализм.

Институционализм как концепция со­циального контроля над экономикой обо­сновывал необходимость государственного вмешательства в хозяйственную деятель­ность с целью антимонопольного регули­рования. Институционалисты (Т. Веблен, У. Митчелл, М. Вебер и их последователи) поставили под сомнение тезис о безуслов­ной рациональности поведения индивидов, на котором базируется неоклассическая те­ория, и предложили несколько идеальных типов поведения — от рационального до аффективного. Институционализм стал той платформой, на которой базируются мно­гие современные теоретико-экономические концепции.

Концепция государственного регулиро­вания экономики в рыночном хозяйстве Дж. М. Кейнса была разработана и реализо­вана как инструмент преодоления послед­ствий Великой депрессии 1929 г. Система экономических отношений, по мнению Кейнса, не является саморегулируемой, макси­мальную занятость и экономический рост может обеспечить только активное вмеша­тельство государства в экономику. Кейнс не отрицал влияния меркантилистов на созданную им концепцию. К основным нововведениям кейнсианства относят госу­дарственные инвестиции, обеспечение пол­ной занятости населения, снижение и фик­сирование нормы процента. В настоящее вре­мя кейнсианство обозначается также терми­ном «государственный дирижизм».

В период обустройства послевоенной Европы зародилась концепция социального рыночного хозяйства — ордолиберализм. Ее авторы — В. Ойкен и Л. Эрхард — доказали возможность органичного сочетания в одном обществе двух идеальных типов экономики — рыночной и централизованно управляемой. Социальное рыночное хозяйство является синтезом между свободным и социально обя­зательным рыночным строем. Данная концеп­ция определила дальнейшее развитие эконо­мики Германии и ряда других стран конти­нентальной Европы.

В послевоенной Великобритании и США доминировало другое теоретическое направление — неолиберализм, которое за­родилось еще в 30-е годы, но не использо­валось длительное время как руководство к макроэкономической политике. Ее разра­ботчики — Л. Мизес и М. Фридмен (Чикаг­ская школа), Ф. Хайек (Лондонская шко­ла) отводили государству роль «ночного сторожа». Позднее в США данное направ­ление усилиями Милтона Фридмена раз­вивалось как монетаризм и успешно при­менялось в американской макроэкономичес­кой политике до середины 80-х годов.

На современном этапе развития эконо­мической науки вряд ли можно отметить доминирующую теоретическую концепцию: в рамках ее мэйнстрима развивается направ­ление неоклассического синтеза, объединя­ющее неолиберализм и государственный дирижизм. Все большим авторитетом с на чала 90 годов пользуется новая институци­ональная теория, основные положения ко­торой, в частности концепция трансакцион-ных издержек Р. Коуза, теория обществен­ного выбора Д. Норта и Дж. Бьюкенена, были выдвинуты еще в 60-х годах.

Мировой экономический кризис 2008 г. заставил пересмотреть традицион­ные подходы к макроэкономическому ре­гулированию: в ряде стран отмечается воз­врат к кейнсианским методам регулирова­ния, предполагающим государственные ин­вестиции и снижение учетной ставки. Между тем в посткризисный период акти­визировались поиски новых рецептов ус­тойчивого экономического развития в ус­ловиях глобального мирового хозяйства. В современной экономической теории все более укореняется мнение, что научно кор­ректное восприятие существующей реаль­ности — это основа эффективного управле­ния национальной экономикой: еще в начале 90-х один из ведущих американских экономистов Дж. Гэлбрейт выразил мнение, что курс человека в эко­номической политике должен осуществлять­ся не в соответствии с «твердыми» прави­лами, а в соответствии со специфическим, ситуационным эффектом.

Таким образом, экономическая теория, выявляя на всем историческом отрезке сво­его развития законы и закономерности про­текания социально-экономических процес­сов в целом, являлась мощнейшей питатель­ной средой для государств, формирующих свою экономику исходя из принципа при­оритетности национального интереса в кон­тексте мэйнстрима мировой хозяйственной системы.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *