Показатели, уровень, темп, рост и причины инфляции; ценообразование в условиях высокой инфляции

Либерализацию экономических отноше­ний, и в частности либерализацию ценооб­разования, следует рассматривать как фак­тор, ограничивающий рост цен. При правиль­ном и продуманном использовании рыноч­ных инструментов, создании условий для здоровой конкуренции цены потребительс­кого рынка будут сдерживаться путем вов­лечения новых субъектов экономических отношений в сферу производства и реали­зации потребительских товаров и услуг.

Либерализация ценообразования пред­полагает два основных направления разви­тия. Первое направление связано с быстрым и резким переходом на новый уровень цен, что влечет существенный рост инфляции в стране, усиление ценовых диспропорций, снижение реальных доходов населения. Именно по такому сценарию проходил про­цесс либерализации ценообразования в 1992-1994 гг., когда среднемесячный рост цен на потребительском рынке составлял 26­30%, что привело к значительному сниже­нию уровня жизни населения Беларуси. Шоковый вариант либерализации, как пра­вило, вынужденный, неподготовленный, обусловленный отсутствием или неразвито­стью рыночных инструментов и механизмов, несоответствием законодательных норм ре­альным экономическим процессам.

Второй вариант либерализации пред­полагает плавный, постепенный переход к свободному ценообразованию по мере осу­ществления рыночных реформ, выработки концептуальных подходов, общих принци­пов построения системы ценообразования в стране. В данном случае либерализация проходит в несколько этапов, заключающих­ся в снятии различных барьеров и ограни­чений при формировании цен на промышленную и сельскохозяйственную продук­цию, продукцию, предназначенную на экс­порт, товаров и услуг на потребительском рынке. Именно в таком направлении про­ходил процесс ценовой либерализации в стране начиная с 2000 г. Тем не менее при­оритет в проведении ценовой политики государства принадлежал прямому (адми­нистративному) регулированию. Рыночные методы формирования и регулирования цен во многих сферах не применялись в пол­ной мере, поскольку не было достаточной нормативно-правовой базы, или, говоря по-другому, не были установлены «правила игры» (институциональная среда), форми­рования и регулирования цен рыночными инструментами.

Начиная с 2008 г. был отменен ряд основополагающих, с точки зрения адми­нистративного регулирования, документов — «Положение о порядке формирования и применения цен и тарифов» (сентябрь 2008 г.) и «Инструкция о порядке форми­рования и применения цен и тарифов» (март 2011 г.), достаточно жестко регламен­тировавшие формирование оптовых и роз­ничных цен и тарифов на потребительс­ком рынке страны. Таким образом, к 2011 г. появились предпосылки перехода к ново­му этапу либерализации, что и было зак­реплено в институциональном плане при­нятием двух документов — Директивы Пре­зидента РБ № 4 [1] и Указа Президента РБ № 72. В частности, Директивой Пре­зидента РБ № 4 от 31.12.2010 г. в ценовой сфере предусматривается снижение уров­ня административного ценового регулиро­вания. Это, в свою очередь, связано с пере­ходом к рыночным механизмам ценообра­зования, исключением вмешательства органов государственного управления в про­цесс ценообразования субъектов предпри­нимательской деятельности, отменой раз­личного рода ограничений в оптовой и роз­ничной торговле.

Также прогрессивным, с точки зрения совершенствования правового поля цено­образования и проведения ценовой поли­тики, является принятый в начале 2011 г. Указ Президента РБ № 72 «О некоторых вопросах регулирования цен (тарифов) в Республике Беларусь». Указ предусматри­вает сохранение государственного регули­рования цен (тарифов) на отдельные това­ры (работы, услуги), имеющие наиболее важное значение для обеспечения эконо­мической безопасности страны, на продук­цию организаций-монополистов, а также на социально значимые товары (услуги). Ука­зом определен конкретный перечень това­ров (работ, услуг), в отношении которых осуществляется государственное регулиро­вание цен (тарифов), а также органы госу­дарственного управления, на которые воз­лагаются функции по их регулированию.

В странах с переходной экономикой либерализация ценообразования способ­ствует профилактике периодически возни­кающих ценовых диспропорций: в системе потребительских цен; цен на сельскохозяй­ственную продукцию; между потребитель­скими ценами и ценами производителей промышленной продукции; между ценами на сельскохозяйственную и промышленную продукцию; между внутренними ценами и ценами основных торговых партнеров.

Для Беларуси корректировка ценовых диспропорций в экономике должна осно­вываться на использовании как методов государственного воздействия, так и ры­ночных методов регулирования, т. е. опре­деленной самонастройки ценовых пропор­ций под воздействием спроса и предложе­ния. Применение этих инструментов кор­ректировки предполагает, что по мере развития ценовая структура нашей эконо­мики будет приближаться к структуре стран — основных торговых партнеров, в частности по Таможенному союзу, а в пер­спективе — к структуре развитых стран. Такое сближение ценовых структур отра­жает, дополняет и усиливает процесс сближения основных макроэкономических по­казателей.

Переход к новой политике либерали­зации ценообразования осложнился резкой интенсификацией инфляционных процес­сов в 2011 г. Но сама по себе либерализа­ция ценообразования не сыграла какой-либо значимой роли в росте цен. Наиболее оче­видным инфлятогенным фактором, деста­билизировавшим социально-экономичес­кую ситуацию 2011 г., явилась политика в отношении обменного курса белорусского рубля. Вместе с тем глубинные причины высокой инфляции связаны не только с «переоцененностью» белорусского рубля, проявившейся в 2011 г., но и с нарастани­ем на протяжении последних пяти лет дис­пропорций в экономике страны. Как отме­чается в, причинами инфляции явля­ются не только денежные, но и неденеж­ные факторы, среди которых один из основных — диспропорции в процессе вос­производства.

Что касается проблем диспропорций экономического развития или его сбалан­сированности, то это является предметом отдельного исследования и выходит за рам­ки настоящей статьи. Тем не менее в каче­стве наиболее яркой макроэкономической разбалансировки последних лет следует привести несоответствие роста доходов населения росту цен потребительского рын­ка. Так, доходы населения за 2006-2010 гг. выросли в 2,9 раза, в то время как цены потребительского рынка в 1,6 раза (в ис­числении к декабрю 2005 г.).

Расчет коэффициентов эластичности цен по доходам населения показывает, что цены на протяжении анализируемого пе­риода неравномерно реагировали на изме­нение доходов населения и заработной пла­ты. В период с 2006 по 2008 г. эластич­ность по доходам составила 0,35, а по зара­ботной плате была выше 0,45, т. е. при росте доходов и/или заработной платы на 1% цены увеличивались на 0,35 и 0,45% соот­ветственно. В 2010 г. реакция цен на изме­нение доходов и заработной платы была еще более умеренной (коэффициенты эла­стичности 0,26 и 0,22 соответственно), чем в 2006 г., когда наблюдался самый низкий темп роста цен потребительского рынка. Это говорит об ускоренном темпе роста дохо­дов и заработной платы по сравнению с темпом роста цен. Иными словами, наблю­далось нарастание разрывов между денеж­ными доходами населения и ценами на то­вары и услуги, т. е. происходило наруше­ние пропорций экономического роста.

Анализируя инфляционные тренды, следует отметить, что с 2001 и по 2006 г. в стране сложилась устойчивая тенденция снижения темпов роста потребительских цен. Если в 2000 г. цены потребительского рынка выросли более чем в 2 раза, то в последующие годы за счет мер, осуществ­ленных в области денежно-кредитной и валютной политики, институциональных изменений, благоприятной внешней и внут­ренней конъюнктуры, удалось стабилизи­ровать ценовую ситуацию в стране и пе­рейти в режим низкоинфляционного фун­кционирования экономики. В 2005 г. впер­вые за годы реформ инфляция измерялась однозначной цифрой — 8%.

В 2006 г. был достигнут наименьший уровень инфляции — 6,6%. Вместе с тем сложившаяся в 2006-2010 гг. динамика инфляции существенно отличалась от пре­дусмотренной Программой социально-эко­номического развития Республики Беларусь (ПСЭР) на 2006-2010 гг. В ПСЭР ди­намика индекса потребительских цен была построена таким образом, чтобы в 2010 г. уровень инфляции (декабрь к декабрю) со­ставил 5%. Только в 2006 г. фактический параметр инфляции соответствовал про нозным значениям 107-109% (даже был немного ниже минимального интервально­го значения прогноза). В последующие годы фактические значения инфляции суще­ственно отличались от параметров, заложен­ных в Программе. В 2007 г. инфляция со­ставила 112,1% (по Программе 106-108%); 2008 г. — 113,3 (105 — 107%); 2009 г. — 110% (104-106%); 2010 г. — 109,9 (105%).

Как видим, лишь в последние два года показатели годового прогноза, которые при­нимались значительно выше программных, были выполнены.

Следует отметить, что мировой финан­сово-экономический кризис существенным образом не повлиял на ценовую ситуацию в стране — уровень цен потребительского рынка оставался достаточно высоким. Но если в 2007-2008 гг. тенденция роста цен в нашей стране соответствовала мировому контексту повышения цен на продоволь­ствие и топливо (энергетические товары), то начиная с 2009 г. рост цен в европейс­ких странах существенно замедлился, в то время как в Беларуси заметного спада це­новой напряженности не произошло. По итогам 2010 г. уровень инфляции в Бела­руси оказался выше, чем у западных сосе­дей и партнеров по Таможенному союзу -Российской Федерации (на 1 п.п.), Казах­стане (2 п.п.).

На фоне замедления роста цен и ста­билизации инфляционных процессов в Российской Федерации и Казахстане (в ян­варе-декабре 2011 г. темпы инфляции -106,1 и 107,4% соответ­ственно) Беларусь в 2011 г. испытала цено­вой шок, несоизмери­мый по масштабам с ростом цен за после­дние десять лет. Рас­смотрим более подроб­но, как развивались ин­фляционные процессы в истекшем году.

Инфляция по ин­дексу потребительских цен в 2011 г. составила 208,7%, или в среднеме­сячном исчислении — 106,3%. Рост цен по продовольственной группе товаров -225,0%; непродовольственной — 212,0; плат­ным услугам населению — 164,9%.

Поквартальная динамика показывает: интенсификация инфляционных процессов началась во II квартале, в III квартале уро­вень инфляции оставался на стабильно высоком уровне — в среднем за месяц цены потребительского рынка увеличивались на 8,6%. Во II квартале ускорителем инфля­ционных процессов послужила майская девальвация белорусского рубля, в III квар­тале широкомасштабной официальной де­вальвации не происходило. Но результаты оказались идентичными. В IV квартале ди­намика инфляции была неравномерной. Если в октябре — ноябре рост цен потреби­тельского рынка в среднем составлял 108,1­108,2%, то в декабре произошло резкое за­медление темпов инфляции по сравнению с маем — ноябрем до 102,3%.

Декабрьское снижение темпов роста потребительских цен было обусловлено, прежде всего, исчерпанием девальвационного потенциала инфляции. В декабре про­изошло некоторое укрепление белорусско­го рубля к доллару, российскому рублю и евро. Среднемесячный курс белорусского рубля к доллару США в декабре составил 8470,09, в то время как в ноябре 8700,89. Кроме этого, сказался сезонный фактор. Традиционно повышенный спрос населе­ния на продовольственные и непродоволь­ственные товары в предновогодний пери­од стимулировал его продавать излишки валюты. Так, в декабре по сравнению с но­ябрем продажа валюты населением увели­чилась на 85 млн долл. США и составила 519,4 млн долл., что было значительно выше среднемесячных продаж валюты начиная с апреля 2011 г. Вместе с тем возра­стание сезонного спроса на товары не ста­ло стимулом роста цен для продавцов. Уве­личение объемов продаж обеспечивало до­статочную прибыль без какого-либо значи­тельного роста цен, т. е. сказался эффект масштаба продаж. Рост розничного товаро­оборота через все каналы реализации в де­кабре по сравнению с ноябрем составил 124,2% (аналогичный показатель в 2010 г. — 113,4%).

Основными факторами, повлиявшими на рост цен в 2011 г., выступили, прежде всего, инфляционно-девальвационные ожи­дания населения, производителей и торго­вых организаций. Ослабление курса наци­ональной валюты в летний период на тене­вом рынке происходило большими темпа­ми, чем девальвация, осуществляемая Национальным банком Республики Бела­русь. Установившийся в сентябре теневой курс белорусского рубля к доллару США наиболее точно отражал на текущий момент рыночный курс, по которому начали осу­ществляться торги на дополнительной сес­сии БВФБ. По нашей оценке, прирост по­требительских цен за год только за счет девальвации мог составить 94,0% (из рас­чета средний курс долл. США в декабре 2011 г. НБ РБ 8470,09 BYR к 3010,98BYR в декабре 2010 г.).

Начиная с мая базовый индекс потре­бительских цен значительно превосходил индекс роста цен по регулируемой группе товаров (рис. 2). Также резкий рост цен наблюдался на плодоовощную (сезонную) продукцию в мае-июле, что было связано с удорожанием импортных фруктов и ово­щей. Снижение цен в августе не смогло компенсировать предыдущий и последующий девальвационный рост на сезонную продукцию.

Некоторое сдерживающее влияние на рост цен оказало введение 90-дневного мо­ратория на него по наиболее значимым, в основном продовольственным, позициям (постановление Совета Министров РБ от 28.05.2011 г. № 676). Но начиная с сентяб­ря среднемесячный прирост цен по регу­лируемой и сезонной группе товаров пре­восходил базовую инфляцию.

Своеобразным демпфером еще больше­го раскручивания инфляции послужили относительно невысокие темпы роста тарифов на платные услуги для населения, в частности услуги жилищно-коммунально­го хозяйства. Всего за год платежи по жи­лищно-коммунальным услугам выросли в 1,4 раза — в основном за счет повышения тарифов в феврале на 17,3% и ноябре на 10,9%.

Доминирующий вклад в инфляцию в 2011 г. вносили продовольственные товары. Пик роста цен по ним приходится на III квартал, за этот период их вклад в совокупный рост цен составил 61,6%, при одновременном снижении доли непродо­вольственных товаров и услуг. В итоге за год на долю продовольственных товаров пришлось 61,4 п.п. (56,5%) совокупного при­роста потребительских цен; непродоволь­ственных товаров — 34,0 п.п. (31,2%); услуг — 10,1 п.п. (9,3%); услуг жилищно-комму­нального хозяйства — 3,2 п.п. (2,9%).

Ценовая структура потребительского рынка страны изменялась в течение года. В I квартале, при относительно небольших значениях инфляции, доминирующими со­ставляющими роста цен были продоволь­ственные товары и услуги, в частности ус­луги ЖКХ, во II квартале за счет девальвационного фактора, инфляционных ожида­ний и остававшейся на достаточно высоком уровне платежеспособности населения зна­чительно возросла доля вклада непродо­вольственных товаров. В III и IV кварта­лах рост цен на продовольственные това­ры, которые обладают наименьшей эластич­ностью спроса по цене, значительно опередил рост цен по другим компонентам потребительской корзины, что предопреде­лило их наибольший вклад в инфляцию.

Не произошло сезонного затухания инфляционных процессов в летние меся­цы за счет снижения цен на плодоовощ­ную продукцию. В июле рост цен потреби­тельского рынка составил 103,5%, что было существенно ниже майских и июньских значений инфляции. Однако в августе на­блюдалось значительное ускорение инфля­ционных процессов, связанное с нарастав­шей неопределенностью поведения государ­ственных институтов, отвечающих за про­ведение денежно-кредитной и валютной политики, и, как следствие, мультиплици­рование связанных с этим рисков произ­водителей и маркетинговой сети.

Инфляция в Беларуси в 2011 г. имела преимущественно монетарный характер и была обусловлена главным образом прово­димой денежно-кредитной политикой, свя­занной с чрезмерным эмиссионным креди­тованием государственных программ в со­четании с поддержанием официального обменного курса белорусского рубля на за­вышенном уровне. Уже в I квартале 2011 г. наметились признаки того, что относитель­но устойчивое положение белорусского рубля может пошатнуться, если не пред­принять мер по ужесточению денежно-кредитной политики и переходу к адекватной политике в отношении обменного курса. Тем не менее такие шаги предприняты не были. В результате на внутреннем валют­ном рынке в условиях высоких девальвационных и инфляционных ожиданий сфор­мировался дефицит валюты. Попытка ре­шить проблему административными мето­дами привела к множественности курсов. Даже майская одномоментная (более чем на 60%) девальвация не смогла нивелиро­вать сложившихся ценовых перекосов на потребительском рынке страны и снизить инфляционно-девальвационные ожидания. В результате в июне — ноябре (за исключе­нием июля) происходила интенсификация инфляционных процессов.

Немаловажным фактором роста цен на потребительском рынке, особенно на рын­ке продовольствия, является диспаритет цен между Беларусью и Российской Федераци­ей, усилившийся в летние месяцы вслед­ствие девальвации национальной валюты и неадекватного роста цен на продукты пи­тания. Соотношение цен по некоторым про­довольственным товарам мясомолочной группы в Беларуси относительно Российс­кой Федерации в августе по сравнению с январем снизилось более чем в два раза (с учетом теневого курса).

С одной стороны государственные ре­гулирующие органы заморозили цены в связи с введением моратория, с другой — с 1 июля 2011 г. Беларусь вошла в единое таможенное пространство, т. е., по сути, не могла препятствовать любому экспорту (организованному/неорганизованному) то­варов. Отечественные товары дешевели от­носительно российских аналогов, что в ус­ловиях прозрачности границ стимулирова­ло их вывоз за пределы страны, приводило к временному дефициту некоторых продук­тов питания.

Ситуация начала меняться в сентяб­ре-ноябре, когда резкий рост цен на про­довольственные товары (142,2%) превзошел темпы девальвации (сначала на теневом рынке, а затем на доп. сессии БВФБ). В итоге по некоторым товарам соотношение цен приблизилось к их январскому уров­ню (свинина, яйца куриные, куры, сахар-песок, подсолнечное масло).

Вместе с тем по молочной продукции ценовые соотношения значительно ниже тех, которые были в начале года. Несмотря на рост внутренних цен, их уровень в Беларуси относительно ЦФО Российской Федерации в ноябре составил на молоко 35,4%, творог, сметану — 36,6-38,6%, сыры и сливочное мас­ло — 54-56%. Очевидно, что в сложившейся ситуации отток отечественных товаров (осо­бенно молочной группы) будет продолжать­ся. Тем более что в целях регулирования роз­ничных цен Министерством экономики (По­становление МЭ Республики Беларусь от 14 декабря 2011 г. № 200) в декабре были вве­дены предельные максимальные надбавки к оптовым ценам по ряду продовольственных товаров.

Следует признать, что производителю выгодна реализация продукции на внешнем рынке, поскольку цены внутреннего рынка не соответствуют ни понесенным произво­дителем затратам, ни сравнительному уров­ню прибыли относительно реализации за пределы страны. В данном случае рыноч­ные механизмы установления цены долж­ны быть скорректированы государственны­ми регуляторами в виде товарных интервен­ций. Механизм данного вида интервенций предусмотрен в случаях дефицита отдель­ных видов товаров, а также роста свобод­ных цен, способного повлечь ухудшение жизненного уровня населения (ст. 23 Зако­на о торговле Республики Беларусь). Кроме этого, для насыщения внутреннего рынка товарами по ценам, соответствующим дохо­дам большинства населения страны, необ­ходимо принять ряд контрольных и, возмож­но, временных запретительных мер на вы­воз товаров молочной группы гражданами в сопредельные страны.

В противном случае в 2012 г. сохраня­ется угроза неорганизованного экспорта продовольственных товаров гражданами, что может привести к дефициту по неко­торым товарным группам, в частности по молочной группе товаров.

Либерализация ценообразования в Беларуси проходит в виде циклического процесса, при котором фазы усиления кон­троля чередуются с фазами его ослабления. Одновременно решается задача обеспече­ния и развития свободной конкуренции. Постепенный переход к свободному цено­образованию по мере осуществления ры­ночных реформ не является фактором ин­тенсификации инфляционных процессов. Наоборот, либерализация, наряду с разви­тием конкуренции, способствует сдержива­нию роста цен.

Анализ ценовой динамики на потреби­тельском рынке в 2006-2010 гг. показал, что темпы роста цен, за исключением 2006 г., были значительно выше предусмотренных Программой социально-экономического раз­вития на 2006-2010 гг. Но темпы роста до­ходов населения значительно превосходили рост потребительских цен, что создавало дис­пропорции и предпосылки к реализации на­копившегося инфляционного потенциала.

Национальная экономика в 2011 г. на­ходилась под воздействием инфляционно­го шока, несоизмеримого по масштабам с ростом цен за последние десять лет. Цено­вая ситуация резко обострилась во II квар­тале, и на протяжении последующих меся­цев (за исключением июля и декабря) ин­фляционное давление не ослабевало.

Инфляция в Беларуси в 2011 г. имела преимущественно монетарный характер и была обусловлена проводимой денежно-кредитной политикой, связанной с чрезмер­ным эмиссионным кредитованием государ­ственных программ в сочетании с поддер­жанием официального обменного курса бе­лорусского рубля на завышенном уровне.

Доминирующим фактором ускорения инфляционных процессов в 2011 г. явилась широкомасштабная девальвация белорус­ского рубля, в результате которой белорус­ский рубль с начала года обесценился по­чти в три раза. С учетом прямого потреби­тельского импорта, а также доли использу­емого импортного сырья, материалов, покупных изделий и топлива в объеме про­изводства промышленной продукции, иду­щей на потребительский рынок, девальва­ция могла инициировать более 90% приро­ста потребительских цен.

Непоследовательность действий Наци­онального Банка Республики Беларусь в отношении режима валютного регулирова­ния привела к усилению девальвационно-инфляционных ожиданий субъектов хозяй­ствования и населения, что в конечном ито­ге вызывало очередной рост цен. Неопре­деленность в отношении методов валютного регулирования на протяжении марта — ав­густа текущего года породила множествен­ность валютных курсов, что, в свою оче­редь, повлияло на ценовую ситуацию на потребительском рынке, провоцировало «народный» экспорт — вывоз товаров за пределы страны в сопредельные страны.

Для выполнения прогнозных парамет­ров инфляции в 2012 г. необходимо четкое представление о динамике валютного кур­са, резервах и возможностях регулирова­ния. Нивелировка факторов роста цен со стороны валютной и денежно-кредитной по­литики позволит работать национальной экономике в режиме снижающегося по срав­нению с 2011 г. инфляционного фона.

Основными факторами роста цен на потребительском рынке, при нивелировке девальвационного фактора, в 2012 г. могут стать рост тарифов на жилищно-коммуналь­ные услуги с целью увеличения уровня воз­мещения тарифами затрат и рост цен на продовольственные товары, связанный с общемировой тенденцией удорожания про­довольствия, а также выравнивание сложив­шегося ценового диспаритета с сопредель­ными странами. Фактором, ограничивающим рост цен потребительского рынка в 2012 г., будет относительное снижение пла­тежеспособного спроса населения, связан­ное со снижением темпов роста заработ­ной платы и доходов, в сравнении с дина­микой предыдущих лет (2006-2010 гг.). Существенным внешним фактором, оказы­вающим сдерживающее влияние на разви­тие инфляционной ситуации в 2012 г., яв­ляются более выгодные по сравнению с 2011 г. ценовые условия поставок энерго­носителей из Российской Федерации.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *