Политика: стабилизации экономики, фискальная и денежно-кредитная; проведение денежной реформы на примере Германии

В начале XXI века перед нашей страной встала новая стратегическая цель — сформировать социально ориентированную рыночную экономику, в основе которой было бы достижение высокого благосостояния населения через развитие экономической свободы, поддержку конкуренции, обеспечение полной занятости. Однако большой объем практических задач требует их серьезной научной проработки, постоянного пополнения научных знаний, систематического научного осмысления зарубежного опыта экономических реформ с целью создания выверенной основы для решения поставленных задач.

Германский послевоенный опыт стабилизации экономики особенно интересен, поскольку отражал переход от центрально-управляемой экономики к рыночной. В период существования нацистского режима в стране последовательно осуществлялись принципы административно-командного регулирования, которые включали в себя распределение товаров по карточкам, нормирование сырья и производственных материалов, замораживание цен и заработной платы, государственный контроль над импортом и экспортом, валютой.

После Второй мировой войны потерю мощностей германской экономики оценивали в 50 процентов довоенного уровня. Оставшаяся часть реального капитала устарела и износилась. От военного времени была унаследована также гиперинфляция. Общие размеры не обеспеченного товарной массой денежного спроса оценивались примерно в 3 миллиарда марок. К тому же в стране господствовал «черный рынок».

Политика, ориентированная на предложение, выдвигала на передний план стимулирование производства товаров и услуг. В рамках политики порядка в социальном рыночном хозяйстве ФРГ данный подход означал создание долгосрочных рамочных условий для хозяйственного развития с целью повышения эффективности экономики. Политика стабилизации не сводилась в трансформационный период к финансовой сбалансированности, а трактовалась как стабилизация институциональных условий хозяйственной деятельности: стабильной денежной системы, свободного рыночного ценообразования, развития предпринимательской активности. Институциональные границы определяли условия равновесия в экономике.

В восстановительный период главными направлениями германских реформ стали: денежная реформа, реформа цен, поддержка предпринимательства. Данная совокупность мер явилась основой «немецкого экономического чуда».

Отличительными особенностями эрхардовского подхода от программы МВФ являются три момента.

Во-первых, денежной реформе и либерализации цен 1948 года предшествовало проведение институциональных преобразований в рамках так называемой «программы трех Д»: демилитаризации, денационализации, декартелизации экономики, создавших базовые предпосылки для экономических преобразований.

Во-вторых, в стране достаточно долгое время сохранялся государственный контроль за ценами на товары, имеющие важное народнохозяйственное или социальное значение (энергоресурсы, топливо, сырье, железнодорожные и почтовые тарифы и т. д.). Более того, провозгласив в июне 1948 года дерегулирование цен, органы экономического управления уже в сентябре 1948 года приступили к их косвенному регулированию через публикацию «каталогов уместных цен», указывающих среднеотраслевые цены на товары широкого потребления. В октябре вступил в силу закон против произвольного повышения цен. Тогда же была введена в действие специальная Программа производства удешевленных потребительских товаров — «товаров для каждого», что позволило сдержать рост цен и насытить рынок.

В-третьих, длительное время сохранялся государственный внешнеэкономический и валютный контроль. В ФРГ конвертируемость валюты была достигнута лишь в 1965 году, после того как все отрасли западногерманской промышленности стали конкурентоспособными, а марка завоевала прочные позиции.

Благоприятные послевоенные условия роста были исчерпаны к середине 60х годов. В 1966—1967 годах разразился первый послевоенный циклический кризис перепроизводства, поэтому 8 июня 1967 года в ФРГ был издан «Закон о содействии стабильности и росту экономики», открывший эру антициклического регулирования по неокейнсианскому образцу и ознаменовавший наступление второго этапа в эволюции политики стабилизации.

В то же время в указанный период проблемы реализации не достигали в ФРГ такой остроты, как в большинстве других стран, потому что ее прочные позиции на внешних рынках обеспечивали значительный дополнительный спрос на западногерманские товары. Поэтому распространение неокейнсианства не привело к вытеснению неолиберальных концепций. Была разработана доктрина «глобального регулирования», представлявшая собой немецкую форму «неоклассического синтеза».

В рамках «глобального регулирования» теория антициклического воздействия была интегрирована в политику экономического роста на основе концепции производственного потенциала. В западногерманской литературе стабилизационная политика стала трактоваться как инструмент воздействия на динамику экономической системы. В долгосрочном аспекте экономическая динамика рассматривается как рост потенциального объема выпуска (объема производства, произведенного при полной загрузке производственных мощностей). Если же анализировать динамику экономических процессов на коротких промежутках времени, то типичным для рыночной экономики являются колебания фактического объема выпуска (ВВП) вокруг условного тренда, заданного изменением потенциала, а вместе с этим и колебания конъюнктуры в целом. Все это приводит к необходимости проведения государством стабилизационной политики, направленной на восстановление и поддержание объема производства на уровне, близком к потенциалу, через регулирование совокупного спроса.

Создававшаяся модель «глобального регулирования» должна была смягчать конъюнктурные колебания за счет применения следующих элементов:

— приспособление объема и структуры государственных расходов в рамках среднего финансового планирования к конъюнктурным ожиданиям (прежде всего путем изменения инвестиционных проектов государства);

— изменение доходов государственного бюджета, варьирования ставками подоходного налога и налога на корпорации (в пределах 10 процентов и на срок до 1 года); предусматривалось использование налоговых льгот (например, в виде ускоренной амортизации). При этом получаемые дополнительные доходы не должны были использоваться на какие-либо выплаты хозяйственным субъектам;

— размещение образуемого вследствие сокращения расходов или повышения доходов бюджетного избытка в Бундесбанке в качестве резерва конъюнктурного выравнивания. Эти средства могли использоваться только для покрытия бюджетного дефицита в период неблагоприятной конъюнктуры. Таким образом, возможным стало реальное изъятие избытка бюджетных средств при перегреве конъюнктуры в период бума и финансирование бюджетного дефицита дополнительными деньгами без их эмиссии в период спада;

— ограничение предоставления кредитов органам власти всех уровней, если этого требует конъюнктурная ситуация. Учитывая негативный исторический опыт двух гиперинфляции, немецкое законодательство позволило сократить доступ к кредитным ресурсам Бундесбанка. Для этого существовали специальные кредитные фонды: кредитный фонд для федерации составлял 6 миллиардов марок в год, для земель — 2,5 миллиарда в год. При этом Бундесбанк устанавливал с 1967 года лимиты кредитования, считая их важнейшим средством сдерживания бюджетного дефицита и инфляции.

Характеризуя данный этап развития социального рыночного хозяйства, следует учитывать также специфический, «оригинальный», тип кейнсианского регулирования в ФРГ, который, по мнению западногерманских исследователей, заключался в следующем:

во-первых, в проведении особой политики доходов в рамках «концертированной акции» в результате переговоров профсоюзов и предпринимателей;

во-вторых, в доминировании роста прямых налогов на доходы предпринимателей в рамках «социального рыночного хозяйства»;

в-третьих, в стремлении достичь сбалансированности государственного бюджета в рамках среднесрочного финансового планирования и создания для этих целей специального конъюнктурного фонда;

в-четвертых, в преимущественно антиинфляционной ориентации регулирования в связи с традиционной чувствительностью Германии к проблемам стабильности денег.

Отказ от радикального англо-американского варианта «тонкой настройки» привел к установлению на практике своеобразного распределения функций между кейнсианской и неолиберальной теориями: финансовые методы регулирования базировались на неокейнсианстве, а денежно-кредитные — на неолиберализме.

Политика «глобального регулирования» с акцентом на фискальные методы столкнулась с серьезными проблемами: скачками инфляции (с 1969 года), неустойчивостью экономики (кризисы 1973—1975 годов, 1982 года), ростом перераспределения доходов. В 70х годах появилось множество новых проблем: одновременное развитие инфляции и безработицы, рост несбалансированности бюджета и увеличение государственного долга, снижение темпов роста и т. д. Их разрешение на основе кейнсианских методов было затруднено, так как они в значительной степени определялись просчетами и противоречиями в самом механизме регулирования.

В западногерманской литературе приводился обширный перечень причин, приведших к кризису неокейнсианской модели регулирования. Их можно систематизировать следующим образом.

  1. Неокейнсианская теория отличалась гипертрофированным вниманием к совокупному спросу, не рассматривая детерминанты предложения, а, следовательно, и важнейшие факторы экономического роста.
  2. Политика «тонкой настройки», зависящая от конъюнктурных колебаний краткосрочного характера, не анализировала структурные проблемы. Более того, искусственное изменение темпов роста нередко существенно тормозило начинавшиеся структурные преобразования.
  3. Для краткосрочного регулирования характерна проблема «лагов», связанная с определением своевременности принимаемых мер, их дозированием и ожидаемыми реакциями частнопредпринимательского сектора.
  4. Периодическое «накачивание» экономической активности, в том числе за счет дефицитного финансирования, создавало условия для роста инфляции.
  5. Эффективность сложившихся методов краткосрочного манипулирования спросом падала по мере усиления интернационализации.
  6. Конъюнктурное регулирование использовалось как эффективное оружие в предвыборной борьбе, в так называемом «политическом цикле», вызывая дополнительные колебания.

Третий этап в развитии стабилизационной политики был связан с использованием монетаристских идей концепции «потенциалоориентированной кредитно-денежной политики», апробированной на практике при регулировании денежной массы в обращении с конца 1974 года.

Бундесбанк создал собственную концепцию «денежной массы центрального банка», которая состояла из наличных денег, находящихся на руках у небанковских субъектов, и объема минимальных резервов по внутренним обязательствам банка, то есть соответствовала М3.

При использовании трендовых величин вместо фактических монетарная политика оказалась более мягкой в период спада и относительно более жесткой — в период подъема. Воздействие денежного стабилизатора происходило следующим образом: увеличение (уменьшение) денежной массы * уменьшение (увеличение) процентной ставки * рост (сокращение) кредитования * рост (сокращение) расходов * рост (сокращение) ВВП. Действенность кредитно-денежного регулирования возрастала в фазе оживления, в период растущей зависимости от заемного капитала субъектов рынка, при незначительных временных лагах воздействия.

Факторами, ограничивающими эффективность изменения параметров монетарного регулирования, являлась обратная направленность векторов развития конъюнктуры и наличие свободного капитала, инфляция, крупные монополии, почти не зависящие от внешних источников финансирования, либерализация международного движения капитала. Доминирование данной группы факторов в экономике Германии в последние десятилетия XX века привело к снижению эффективности кредитно-денежного регулирования. Уже с 1979 года Бундесбанк перешел к установлению «коридора», или «вилки», прироста денежной массы. Таким образом, даже в Германии возможности монетарного таргетирования оказались относительно ограничены.

В рамках новой модели регулирования происходило не только выдвижение на первый план кредитно-денежных инструментов, но и переориентация фискальной политики в целях достижения «финансовой стабилизации» как основы стимулирования инвестиционного процесса. Эффективность дискреционной фискальной политики оценивалась в западно-германской литературе достаточно низко из-за:

  1. незначительной гибкости взаимосвязи доходы—расходы, поскольку в период неблагоприятной конъюнктуры легко повысить расходы и снизить налоги, но в период оживления нелегко снизить расходы и увеличить налоги;
  2. побочных последствий в виде инфляции и «эффекта вытеснения»;
  3. наличия временных лагов.

Новый вариант бюджетно-финансовой политики ориентировался на достижение двух стратегических целей: снижение дефицита бюджета и доли государственных расходов в ВВП. Линия на консолидацию государственного бюджета стала доминирующей.

Нарастание экономических трудностей в 80е годы, необходимость учета реалий социально-политической ситуации в Германии заставили вновь внести существенные корректировки в программу стабилизации. С приходом к власти в 1982 году правительства Г. Колля начался новый этап в эволюции стабилизационной политики. Теоретической основой новой модели государственного регулирования стала концепция «экономики предложения», однако западногерманские исследователи постоянно подчеркивали, что за одинаковым названием англо-американской и немецкой теоретических схем скрывается различное содержание.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *