Ростовщичество и его проявление в Беларуси в конце XIX — начале XX века

Ростовщичество известное незапамятных времен. И во все времена ростовщики осуждались обществом. Это происходило в силу объективных причин: предоставление ссуд под высокие проценты приводило к обнищанию и закабалению многих семей.

На белорусских землях, входивших в состав Великого княжества Литовского, это явление, согласно письменным источникам, возникло в XIII в. и получило значительное распространение. Почти сразу же его начали искоренять. Однако, являясь единственной формой кредита в феодальную эпоху, ростовщичество продолжало существовать. Ведь короли и крупные феодалы нуждались в дополнительных средствах для ведения войн, рыцарь должен был приобрести недешевое в ту пору снаряжение, купец — изыскать средства на приобретение товара, крестьянин в неурожайный год нуждался в продуктах и семенах до следующего урожая. Банков и иных кредитных учреждений на белорусских землях в XIII в. не было, поэтому ростовщичество процветало.

Появление разнообразных форм кредита и учреждений, его предоставлявших, серьезно подорвало основу ростовщичества. Но оно продолжало существовать. Причина кроется в длительном отсутствии учреждений мелкого кредита и недостатке их в дальнейшем. Банковские учреждения открывались в основном в городах, ориентировались на зажиточные группы населения: дворян, купцов 1-й гильдии, богатых горожан.

До начала XX в. сфера мелкого кредита была неразвита в Российской империи и, соответственно, в белорусских губерниях. Это приводило к тому, что значительная часть населения вынуждена была обращаться к ростовщикам и фактически попадала в кредитную кабалу.

Осознав необходимость законодательной борьбы с ростовщичеством, правительство пыталось его ограничить в 1863 г. и в 1870 г., но дальше инициативы отдельных деятелей эти попытки не заходили. Правительство забило тревогу лишь в 1879 г., издав закон, ограничивший размер ссудного процента до 6 %. Однако этот закон имел слабое воздействие: нужда в кредите среди населения была сильнее постановлений свыше.

Точку в деле законодательной ликвидации ростовщичества поставил Закон о преследовании ростовщических действий от 24 мая 1893 г. Данный документ давал определение ростовщичества, разделял сельское и городское ростовщичество, вводил уголовную ответственность за незаконное ссужение денег под высокие проценты.

Так, согласно Закону ростовщичеством считалась «ссуда капитала за чрезмерный рост, оказанная при таких условиях, при которых она, заведомо для виновного, представлялась крайне тягостной для должника». При этом рост, не превышающий 12 %, не считался чрезмерным. Обличенный во взятии более установленных по закону процентов подвергался в первый раз штрафу в утроенном размере данного им кредита, во второй раз — аресту от трех недель до трех месяцев или тюремному заключению сроком от 8 месяцев до 1 года и 4 месяцев .

Разработчики Закона обращали внимание на то, что «если ростовщичество и есть великое общественное зло, с которым суд должен бороться, то всё-таки рядом с недобросовестными заимодавцами имеется столько же недобросовестных заемщиков». Этим высказыванием подчеркивалось, что любой случай ростовщичества должен быть рассмотрен объективно. Если устанавливалось, что должник сам виноват в своем бедственном положении и использует закон для избегания выплаты долга, то с ростовщика снималась вина.

Законодатели разграничивали сельское и городское ростовщичество: «В городе преобладают денежные ссуды, в деревне — ссуды хлебом и продуктами, под обеспечение личного труда заемщика». Ссужение денег, семян или продуктов в долг частными лицами было особенно распространено в сельской местности. Так, П.А. Хромов отмечал: «…наряду с кредитными учреждениями государственного, частного и кооперативного характера продолжал всё ещё существовать и ростовщический кредит, преимущественно в деревне, расширявшийся особенно в неурожайные годы, которые, к сожалению, так часто посещали русскую деревню».

Авторы Закона 1893 г. также обращали внимание на сельское ростовщичество: «Нередко своевременная ссуда, хотя бы и за большие проценты, составляет для сельского обывателя не притеснение, а, напротив, помощь и благодарение местный землевладелец, ссужающий крестьян деньгами или продуктами под условием уплаты долга работой, часто является не утеснителем заемщиков, а соседом, спасающим их от разорения».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *