Сельскохозяйственное машиностроение: коалиционный характер конкурентной борьбы.

В последние два с половиной десятилетия деятельность стратегических альянсов компаний, как правило, транснационального характера, процессы их создания и развития стали особым объектом внимания достаточно большого числа как отдельных ученых и исследователей, так и целых организаций, занимающихся изучением современных проблем управления.

В публикациях, посвященных союзам компаний, они представляются как сравнительно новое явление в международном менеджменте и маркетинге, а также как одна из форм прямых иностранных инвестиций, которая с 1980-х гг. начала широко применяться ТНК четвертого поколения . Практические последствия современного быстрого развития такого вида коалиций ожидаются настолько масштабными, что позволяют исследователям методов ведения современного бизнеса предполагать наступление новой эры стратегического менеджмента.

Рост внимания к стратегическим альянсам компаний объясняется тем, что во второй половине XX в. конкуренция в подавляющем большинстве отраслей приобрела законченный коалиционный характер. Уже около полувека в них соперничают не отдельные компании, а их союзы. По некоторым оценкам, альянсы компаний-конкурентов составляют не менее 70% общего числа соглашений о сотрудничестве.

Наиболее ярко в последние два десятилетия с точки зрения результативности и продолжительности существования стратегические альянсы проявили себя в автомобильной промышленности. Союзы, с целью защиты своих важнейших отраслей, удержания существующих и завоевания новых рынков продукции, создают и государства. Еще в 1960 г. был образован знаменитый нефтяной картель OPEC. Весной этого года внимание практически всех мировых информационных агентств было приковано к началу создания коалиции государствами — основными мировыми экспортерами природного газа.

С 90-х гг. стратегические альянсы становятся основными участниками конкурентной борьбы и в мировом сельскохозяйственном машиностроении. Недостаточное осознание степени важности произошедшего изменения характера конкуренции в отрасли руководителями белорусских, российских и украинских компаний — основных производителей тракторов и сельско-хозяйственной техники на территории СНГ, до сих пор ведущих конкурентную борьбу, по сути, разрозненно, — неминуемо приведет к тому, что те из них, кто уцелеет в развернувшейся схватке за рынки сбыта продукции, в самом лучшем случае будут оттеснены коалициями североамериканских и европейских конкурентов на периферию создаваемых последними транснациональных сетевых структур.

Ожидается, что дальнейшее снижение темпов роста мировой экономики до уровня 2% в год приведет к 35%-му сокращению рынка тракторов и сельскохозяйственных машин. Наиболее сильные сокращения объемов продаж произойдут прежде всего в развитых странах Северной Америки и Европы, а также в Японии и Турции. Ситуацию на рынке усугубит также то, что в последнем десятилетии прошлого и в начале этого века произошел сильный спад на рынке сельскохозяйственной техники стран СНГ и Восточной Европы, аграрный сектор в экономике которых играет весьма существенную роль. И хотя потребность в этой технике Китая и Индии постепенно растет, перспектива потери международных рынков и уменьшения объема продаж на внутренних рынках, которые ограничат возможности производства тракторов и сельскохозяйственных машин в первую очередь в транснациональных компаниях, неминуемо приведет к началу ожесточенной борьбы за передел рынка.

В настоящее время основными поставщиками этой продукции на мировой рынок выступают страны Европейского союза и США.

Столкнувшись еще в конце прошлого века с существенным (до 15-17%) падением объемов продаж своей техники на внутренних и мировом рынках, компании этих стран немедленно приступили к поиску новых рынков. Обратили они внимание и на рынок стран СНГ, прежде всего, Беларуси, России и Украины, оснащенность сельского хозяйства которых в тракторах и сельскохозяйственных машинах еще в конце 90-х гг. достигала критического уровня.

Изо всех производителей сельскохозяйственной техники этой тройки стран достаточно серьезные позиции на национальном и международных рынках сохранил только Минский тракторный завод, который в настоящее время производит примерно 8% общего количества продаваемых на мировом рынке тракторов. В России, Казахстане, Молдове, Узбекистане и Украине производство сельскохозяйственной техники находится в тяжелейшем состоянии.

Практически все заводы, которые еще работают, в десятки раз сократили годовые выпуски даже устаревших моделей машин. Годовой объем продаж тракторов компаний этих государств не превышает сейчас объема продаж за такой же период в конце прошлого десятилетия компанией Case. Робкие попытки создания новой сельскохозяйственной техники, правда, не по технологической схеме, а по конструкции узлов, дают слабые основания надеяться на лучшее будущее.

Уцелевшие предприятия стремятся отстоять или хоть как-то расширить свою долю рынка, делая главную ставку в первую очередь на совершенствование своих немногочисленных товаропроводящих сетей. Однако количество дилеров, которые привлекаются для реализации продукции, выпушенной в этих странах, весьма невелико и несопоставимо с численностью дилеров северо-американских и европейских компаний.

Однако несмотря на сложившуюся ситуацию, рынок сельскохозяйственной техники стран СНГ остается и будет в дальнейшем од-ним из крупнейших в мире и сохранит свою привлекательность как для национальных, так и для зарубежных производителей. Понимая это, ведущие зарубежные корпорации-производители тракторов и сельскохозяйственных машин, несмотря на достигнутые к настоящему времени незначительные объемы продаж, не только не прекращают, но даже наращивают усилия с использованием кредитных линий, лизинга и других методов стимулирования спроса, чтобы закрепиться на этом рынке.

В 90-е гг. на белорусский, российский и украинский рынки сельхозмашиностроения уже пришли такие корпорации, как John Deere, Case — New Ho land Global (CNH Global) и AGCO, располагающие совместными производственными и сборочными предприятиями по всему миру. В настоящее время некоторые новые харьковские гусеничные тракторы (ХТЗ-201 и ХТЗ-200В) наряду с двигателями ярославского ОАО «Автодизель» комплектуются и двигателями немецкой фирмы Deutsch, входящей в состав CNH Global. В 2003 г. руководство одного из лидеров мирового сельскохозяйственного машиностроения — корпорации Claas подписало в Ростове-на-Дону протокол о долгосрочном сотрудничестве в производстве комбайнов с Промышленным союзом «Новое содружество».

Правда, завоеванию сильных позиций зарубежными компаниями на рынках Беларуси, России и Украины пока мешает бедность их сельскохозяйственных предприятий и отсутствие у них возможностей содержать и обслуживать иностранную технику. Топливо и масла, производимые в постсоветских странах, не соответствуют западным стандартам, а механизаторы не обладают необходимой квалификацией.

Кроме того, несмотря на превосходство в качестве зарубежной продукции, тракторы и сельскохозяйственные машины белорусских, российских и украинских компаний в основном соответствуют уровню зарубежных аналогов и отвечают требованиям национальных агротехнологий. Поэтому поставки зарубежной техники, которая к тому же в 3-4 раза дороже отечественной, пока остаются незначительными.

Но надежда на то, что в этой ситуации каких-либо объективных причин для массового наступления на национальные рынки зарубежных производителей сельскохозяйственной техники нет, является напрасной. Как только у белорусских, российских и украинских агрохозяйств появится реальный платежеспособный спрос, иностранные компании сразу перейдут к активным действиям. Хотелось бы обратить внимание на то, что вышеназванная корпорация Claas, наряду с известными комбайнами и другой сельскохозяйственной техникой, производит и тракторы мощностью от 75 до 250 л.с. серий ATLES, ARES и CELTIS.

Заключив вышеупомянутое соглашение с «Новым содружеством», она, по сути, уже создала «плацдарм» для будущего наступления, по крайне мере на российский рынок сельскохозяйственной техники. Таким образом, уже сейчас есть основания полагать, что восстановление утерянных позиций на национальных рынках белорусскими, российскими и украинскими сельхозмашиностроителями будет происходить в условиях жесткой конкуренции с иностранными корпорациями.

Выход из сложившейся ситуации некоторые отечественные исследователи видят в создании сетевых организаций, различного рода интеграционных и ассоциативных структур и использовании особого маркетингового подхода, так называемого маркетинга взаимодействий [см. напр. 1 и 12]. Вопрос о необходимости создания коалиционных структур шесть лет назад уже поднимался и специалистами головных институтов российского тракторного и сельскохозяйственного машиностроения.

На практике понимание сути событий, произошедших в мировом сельскохозяйственном машиностроении в конце прошлого и начале этого века, пока привело только к тому, что в октябре 2006 г. сельхозмашиностроители Беларуси, России и Украины выступили с меморандумом об объединении своих усилий по возвращению утерянных позиций на национальных и международных рынках.

Но процессы концентрации и интеграции производства, наконец-то начавшиеся в отрасли этих стран, не идут ни в какое сравнение с аналогичными процессами в США и в странах ЕС, где в начале 90-х гг. развернулась перестройка тракторного и сельскохозяйственного машиностроения, проявившаяся в создании альянсов и усилении концентрации производства. В этих странах увеличилось количество крупных компаний, образовавшихся путем приобретения одним холдингом контрольных пакетов акций различных фирм-производителей сельскохозяйственной техники.

В качестве примера можно уже привести упоминавшуюся корпорацию AGCO, штаб-квартира которой находится в г. Дулут (штат Джорджия, США). Созданная в 1992 г. на базе разорившейся компании Allis Chaimers она к концу 1997 г. увеличила свой капитал до 2,57 млрд долл. почти исключительно путем приобретения других компаний. В на-стоящее время AGCO реализует тракторы, комбайны и сельскохозяйственные машины в 140 странах через 8.200 независимых дилеров под 14 марками: «AGCO-Allis», «Massey Ferguson», «Hesston», «White», «Gleaner», «New Idea», «Agrostar», «Туе», «Farrnhand>>, «Glencoe», «Deutz Allis», «Fendit», «Spra-Coupe»

и «Willmar». В Европе процесс концентрации производства выразился, в частности, в создании корпорации Same Deutz Fahr, которая образовалась путем слияния соответствующих подразделений и сохранения исторических названий четырех компаний: итальянских Same и Lamborghini, швейцарской Hbrlimann и немецкой Deutsch Fahr. Однако самым сенсационным событием конца последнего десятилетия XX в. и крупнейшей за всю историю отрасли сделкой стала покупка концерном Fiat компании Case и е слияние с компанией New Holland.

Вновь созданная компания Case-New Holland Global стала вторым по масштабам производителем сельскохозяйственной техники после John Deere. В настоящее время CNH Global через более чем 10 тыс. своих дилеров в 160 странах реализует широкую гамму тракторов и сельскохозяйственных машин под марками «Case», «Case Ш», «Fiatallis», «Fiat-Hitachi», «Link-Belt», «New Holland», «New Holland Construction)), «О & К» и «Steyr».

При решении задачи объединения совместных усилий сельхозмашиностроителям Беларуси, России и Украины придется осознать, что главными их конкурентами станут не столько названные транснациональные корпорации, продолжающие наращивать активность по захвату рынка стран СНГ и подавлению их отрасли, сколько долгосрочные союзы этих корпораций. Эти ТНК в настоящее время уже создали и в ближайшем будущем обязательно создадут еще ряд мощных коалиций. В качестве примера успешного альянса крупнейших американских и европейских производителей сельскохозяйственной техники можно привести созданный в 2000 г. с целью оптимизации производства и сбыта своей продукции и усиления позиций в конкурентной борьбе альянс корпораций AGCO и Same — Deutsch Fahr.

Порой высказываемое мнение о том, что в условиях недостатка инвестиций и жесткой конкурентной борьбы одним из приоритетных направлений для национальных сельхозмашиностроителей становится сотрудничество с крупными иностранными компаниями, что во взаимоотношениях с ними необходимо будет занимать позицию, обеспечивающую баланс интересов сторон и направленность сотрудничества на подъем отечественной промышленности, является неверным и необоснованным. Одного только сопоставления масштабов производства и сбытовых сетей достаточно для того, чтобы прийти к выводу: иностранной корпорации образом, уже сейчас есть основания полагать, что восстановление утерянных позиций на национальных рынках белорусскими, российскими и украинскими сельхозмашиностроителями будет происходить в условиях жесткой конкуренции с иностранными корпорациями.

Выход из сложившейся ситуации некоторые отечественные исследователи видят в создании сетевых организаций, различного рода интеграционных и ассоциативных структур и использовании особого маркетингового подхода, так называемого маркетинга взаимодействий. Вопрос о необходимости создания коалиционных структур шесть лет назад уже поднимался и специалистами головных институтов российского тракторного и сельскохозяйственного машиностроения. На практике понимание сути событий, произошедших в мировом сельскохозяйственном машиностроении в конце прошлого и начале этого века, пока привело только к тому, что в октябре 2006 г. сельхозмашиностроители Беларуси, России и Украины выступили с меморандумом об объединении своих усилий по возвращению утерянных позиций на национальных и международных рынках.

Но процессы концентрации и интеграции производства, наконец-то начавшиеся в отрасли этих стран, не идут ни в какое сравнение с аналогичными процессами в США и в странах ЕС, где в начале 90-х гг. развернулась перестройка тракторного и сельскохозяйственного машиностроения, проявившаяся в создании альянсов и усилении концентрации производства. В этих странах увеличилось количество крупных компаний, образовавшихся путем приобретения одним холдингом контрольных пакетов акций различных фирм-производителей сельскохозяйственной техники. В качестве примера можно уже привести упоминавшуюся корпорацию AGCO, штаб-квартира которой находится в г. Дулут (штат Джорджия, США).

Созданная в 1992 г. на базе разорившейся компании Allis Chaimers она к концу 1997 г. увеличила свой капитал до 2,57 млрд долл. почти исключительно путм приобретения других компаний. В на-стоящее время AGCO реализует тракторы, комбайны и сельскохозяйственные машины в 140 странах через 8.200 независимых дилеров под 14 марками: «AGCO-Allis», «Massey Ferguson», «Hesston», «White», «Gleaner», «New Idea», «Agrostar», «Туе», «Farrnhand>>, «Glencoe», «Deutz Allis», «Fendit», «Spra-Coupe»

и «Willmar». В Европе процесс концентрации производства выразился, в частности, в создании корпорации Same Deutz Fahr, которая образовалась путем слияния соответствующих подразделений и сохранения исторических названий четырех компаний: итальянских Same и Lamborghini, швейцарской Hbrlimann и немецкой Deutsch Fahr. Однако самым сенсационным событием конца последнего десятилетия XX в. и крупнейшей за всю историю отрасли сделкой стала покупка концерном Fiat компании Case и е слияние с компанией New Holland.

Вновь созданная компания Case-New Holland Global стала вторым по масштабам производителем сельскохозяйственной техники после John Deere. В настоящее время CNH Global через более чем 10 тыс. своих дилеров в 160 странах реализует широкую гамму тракторов и сельскохозяйственных машин под марками «Case», «Case Ш», «Fiatallis», «Fiat-Hitachi», «Link-Belt», «New Holland», «New Holland Construction)), «О & К» и «Steyr».

При решении задачи объединения совместных усилий сельхозмашиностроителям Беларуси, России и Украины придется осознать, что главными их конкурентами станут не столько названные транснациональные корпорации, продолжающие наращивать активность по захвату рынка стран СНГ и подавлению их отрасли, сколько долгосрочные союзы этих корпораций. Эти ТНК в настоящее время уже создали и в ближайшем будущем обязательно создадут еще ряд мощных коалиций.

В качестве примера успешного альянса крупнейших американских и европейских производителей сельскохозяйственной техники можно привести созданный в 2000 г. с целью оптимизации производства и сбыта своей продукции и усиления позиций в конкурентной борьбе альянс корпораций AGCO и Same — Deutsch Fahr.

Порой высказываемое мнение о том, что в условиях недостатка инвестиций и жесткой конкурентной борьбы одним из приоритетных направлений для национальных сельхозмашиностроителей становится сотрудничество с крупными иностранными компаниями, что во взаимоотношениях с ними необходимо будет занимать позицию, обеспечивающую баланс интересов сторон и направленность сотрудничества на подъем отечественной промышленности, является неверным и необоснованным.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *