Совершенствование глобального финансового и экономического регулирования

В настоящее время проблемы глобального регулирования финансово-экономических отношений являются предметом интереса не только международных органов финансово-банковского регулирования, ученых-финансистов, но и разработчиков учебных дисциплин. Внимание к этим проблемам существенно возросло при всплеске патологических процессов в мировой экономике, вызванных последним глобальным финансовым кризисом. Особенностью исследований в данной сфере является ориентация на разработку методов регулирования преимущественно финансовыми рисками, возникающими в условиях кризиса, оставляя без внимания вопросы противодействия причинам их появления.

Известно около 1,5 тыс. публикаций по проблеме глобального финансового кризиса. Устойчивый рост количества работ свидетельствует о том, что экономическая наука не в состоянии однозначно выявить и обосновать механизмы возникновения данного кризиса и предложить адекватные меры глобального антикризисного финансово-экономического регулирования.

В представленном исследовании использована общая теория финансового кризиса для возможности обсуждения с учетом особенностей проявления фундаментальных свойств функционирования и трансформации финансово-экономических систем и их субъектов в условиях кризиса предложений по институтам и методам глобального финансово-экономического регулирования мировой экономикой.

Причины и механизмы глобального финансового кризиса. Как известно, причинами глобального финансового кризиса 2007— 2010 гг. стали особенности поведения заемщиков ипотечных кредитов, клиентов банков, банкиров и правительства США. Это привело: во-первых, к непрогнозируемому росту объема кредитных деривативов, находящихся в обращении2; во-вторых, к массовой панике клиентов банков, вызванной неспособностью заемщиков ипотечных кредитов своевременно погасить свои долги; в-третьих, к противостоянию финансовых властей и владельцев крупных банков, ускорившему развитие кризиса и в результате вызвавшему крупномасштабное финансовое вмешательство правительства США в процессы его нивелирования.

Меры нейтрализации кризиса и его последствий стали предметом дискуссий на «антикризисном» саммите «Группы 20» (G20)3. Его участники пришли к выводу о необходимости создания централизованного органа макро пруденциального регулирования мировой финансовой системой, а центральным банкам — приступить к ужесточению мер банковского надзора с учетом его страновых последствий и рекомендаций Базеля I, Базеля II и Базеля III.

Центральные банки многих государств мира, выполняя рекомендации «Группы 20», в первую очередь активизировали внедрение систем централизованного банковского надзора за несбалансированной ликвидностью. При этом стало очевидным, что эффективность их применения будет существенно зависеть от того, насколько разработчики банковских стратегий и методов будут адекватно понимать специфику особенностей механизмов формирования глобальных финансовых кризисов. В нашем понимании она сводится к следующему.

В настоящее время существуют структурный и циклический подходы к объяснению природы кризисов в обществе и экономике. Сторонники первого подхода объясняют кризисы структурными сдвигами, связанными с развитием необратимых линейных процессов формирования новых укладов вследствие военного, промышленного, культурного и научного развития общества. Сторонники второго подхода выводят кризисы из всеобщности космофизических причин возникновения нелинейных циклических процессов в природе и, как следствие, в обществе. В связи с этим появилось достаточно много теорий, объясняющих механизмы порождения и развития экономических и финансовых кризисов. Некоторые исследователи рассматривают их как управляемые процессы, реализуемые в интересах заинтересованных лиц или финансово-политических групп как за рубежом, так и в России. Например, в результате анализа причин и последствий российского банковского кризиса 2004 г. в работе Б.Н. Порфирьева и A.M. Либмана сделан вывод об управляемом характере этого кризиса, последствия которого были ликвидированы с использованием механизма «ручного управления» (по терминологии авторов — механизма «выполнения действий как таковых»).

Наиболее общую и в то же время простую теорию мирового финансового кризиса как управляемого процесса предложил (без раскрытия управляющих воздействий) Сулакшин С.С.

  1. На основе исследования свойств моделей финансовых кризисов он сделал вывод, что их причиной является современная глобальная финансовая система, основанная на эмиссии доллара США.

В предложенной С.С. Сулакшиным теоретической трехфазной модели глобального финансового кризиса сценарии кризиса и моменты их возникновения закономерны  по всем указанным в формуле активам. В связи с этим автор делает вывод, что глобальные финансовые кризисы имеют исключительно управляемый характер, но механизм данного управления не раскрывает.

Экспериментальный (исторически статистический) вид реального кризисного цикла, по мнению С.С. Сулакшина, с высокой степенью соответствия подтверждает теоретическую модель. В результате ее использования им выявлено, что следующий финансовый кризис неизбежен и наступит на рубеже 2011—2012 гг. Кроме того, вероятны глобальные угрозы не только сугубо экономического, но и политического характера (вплоть до переворотов и войн).

Рассмотрим, как в рамках полученных С.С. Сулакшиным результатов можно обосновать механизмы управляемости кризисными явлениями и подойти к решению проблемы создания методов и институтов глобального финансово-экономического регулирования. Для этого достаточно ответить как минимум на следующие вопросы:

  • какие факторы определяют появление и развитие финансового кризиса и формируют свойство подобия у зависимостей;
  • какие цели должны быть достигнуты в результате внедрения методов глобального финансово-экономического регулирования;
  • какие существующие институты могут быть использованы для создания глобального финансово-экономического регулятора или, как его еще называют, регулятора последней инстанции;
  • какими методами глобальный регулятор может воздействовать на современную финансовую систему для достижения целей глобального финансово-экономического регулирования.

Системные особенности возникновения и развития кризиса. Закономерности, которые отражают зависимости, являются типичными для поведения хозяйствующих субъектов, вошедших в само поддерживаемый режим функционирования. Данный тип поведения описывается теоремой Слуцкого — Юла, доказывающей, что скользящее среднее суммы случайных временных рядов представляет собой ряд, в котором наблюдаются систематические колебания, аппроксимируемые полиноминальными рядами». Указанные колебания — нестрого циклические, так как интервалы между последовательными пиками — случайные величины, что позволяет предположить: кризис представляет собой результат агрегирования такого рода случайностей в поведении участников финансового рынка.

Отмеченное поведение подтверждено результатами мониторинга хозяйствующих субъектов ряда фондовых бирж и коммерческих структур.

На основе анализа результатов мониторинга была выдвинута и обоснована гипотеза, что фондовым рынкам, Интернет-сетям, социальным коммуникациям и другим сложным информационным объектам присуще свойство автопоэзиса, вначале обнаруженное у живых, а затем и у сложных социальных систем, конфликтующих с внешней средой и имеющих нарушения фундаментальных свойств функционирования и развития.

Наличие автопоэзиса у системы глобальных финансов позволяет сделать вывод, что  зависимости отражают следующие свойства и особенности поведения ее субъектов».

В период зарождения кризиса в 2007 г. (на его предфазе) на финансовом рынке США периодически возникали самопродуцируемые сообщества участников финансовых рынков, осуществляющие за счет своей юридической идентичности самоконтроль в процессе проведения финансовых сделок. В итоге они самовоспроизводили в качестве продуктов рынков как себя, так и производные финансовые инструменты— кредитные деривативы.

В результате агрегирования вероятностей поведения отдельных лиц и случайных групп на финансовых рынках США возник и синхронно развился процесс автопоэзиса, который породил финансовый кризис сначала в этой стране (граница фазы «до кризиса» и второй фазы ), а затем был импортирован в другие государства, связанные с рынками США, биржевыми и банковскими коммуникациями (вторая и третья фазы ).

Проанализируем выявленные закономерности поведения субъектов рынка и финансовой системы в целом с точки зрения их фундаментальных свойств.

Известно, что фундаментальными свойствами устойчиво развивающихся сложных систем являются дихронность состояния, асинхронность функционирования и стадиальность развития.

В частности, дихронным называется такое состояние системы, для которого характерна интеграция во времени двух различных по степени развития и содержания социальных состояний и отношений (собственных и взаимодействующих с ней внешних). Наиболее отчетливо дихронность проявляется у стран, способных развиваться под влиянием механизмов интернационализации, глобализации, реформ, интенсификации, инкорпорации, рецепции. Дихронность заметна в связке с монохромностью, поэтому одна и та же система может иметь как дихронный, так и монохромный режим функционирования.

Асинхронность представляет собой одно из фундаментальных свойств систем, обусловленное наличием различающихся по своим параметрам элементов (подсистем) и множественности связей. Подсистемы с разной скоростью реагируют на внутренние и внешние воздействия либо в силу своих свойств, либо из-за отличительных свойств воздействий. Асинхронность передается как внутри системы, так и между системами различного уровня. Применительно к экономическим системам асинхронность часто исследуется с позиций экономических циклов, причем эта проблема пока не нашла адекватного решения.

Распространение институтов также происходит асинхронно, поскольку система не является чем-то единым, она включает множество институтов, которые распространяются с различной скоростью в ее подсистемах и в системе в целом. В результате в системе присутствуют как старые, так и новые институты.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *