Современная экономика Китая глазами белоруса

Первое впечатление от современного Китая и его экономики идет сразу вразрез со сложившимися об этой стране представлениями и стереотипами. Шок возникает уже по прибытии в суперсовременный третий терминал Пекинского аэропорта, специально построенный к летней Олимпиаде 2008 г. Поражают масштабы, смелые архитектурные решения и массы людей. Ожидания прилета в Китай как развивающуюся страну сменяются естественным сравнением Пекинского аэропорта с международными терминалами аэропортов во Франкфурте и Нью-Йорке. Отдельным потрясением для жителя Беларуси является количество и плотность населения Пекина и других регионов 1,3-миллиардного Китая. Сложно привыкнуть к тому, что в Китае 99 городов с населением более 1 млн. человек, в том числе почти 20-миллионный Пекин, 25-миллионный Шанхай, 28-миллионный Чунцин, а население отдельных провинций превышает крупные европейские страны и приближается к 100 миллионам. Все это требует особого понимания и отношения к Китаю, его экономике и регионам.

Проезжая по центральным улицам Пекина, Шанхая, Шэнь-чженя и практически любого крупного или среднего по китайским меркам города, можно увидеть результаты тридцатилетней политики «реформ и открытости». Шикарные отели, стеклянные небоскребы, многоэтажные офисные и административные здания стоят или строятся вдоль многополосных качественных дорог с невообразимыми развязками, мостами и эстакадами, по которым медленно движется масса современных автомобилей и двухэтажных автобусов. Весь Китай похож на большую стройку. Малые провинциальные города застраиваются вслед за средними и крупными, и их всех соединяет уникальная транспортная инфраструктура (скоростные автомобильные и железные дороги, новые аэропорты).

Символом китайского экономического чуда является гигантский и постоянно растущий ВВП. В 2010 г. он составил 6,3 трлн. долл. США, и это второй показатель в мире после США. Его среднегодовой прирост на протяжении более десяти лет составлял 8—10%. Такой экономический успех вызывает главный вопрос и параллели у большинства белорусов с советским прошлым: как при политическом сходстве Китая с бывшим Советским Союзом в одном случае произошло экономическое чудо, в другом — нет? Как государственное планирование экономики, административное управление госсобственностью и крупными госпредприятиями может привести к столь разным результатам?

Простой ответ на этот вопрос можно сформулировать следующим образом: в Китае при сохранении сильной политической власти, обеспечивающей стабильность и последовательность курса, фактически построена и действует рыночная экономика со всеми ее классическими характеристиками.

В результате проведенных в 1990-х гг. приватизации, либерализации цен, внешнеторговой открытости (КНР вступила в ВТО в 2001 г.), привлечения иностранных инвестиций, поддержки малого бизнеса, создания специальных экономических зон основой современной экономики Китая стал негосударственный сектор. В настоящее время он создает более 70% ВВП, дает 80% налогов в государственный бюджет, обеспечивает до 90% занятости.

В основном негосударственный сектор Китая представлен малым и средним бизнесом, который обеспечивает 60% ВВП, а также 60% экспорта страны. Путешествие в переулки китайских городов подтверждает главенство малого бизнеса. Множество маленьких кафе, ресторанов, парикмахерских, магазинов, складов, мастерских по ремонту обуви, изготовлению ключей, ранее скрывающихся в тени небоскребов, теперь постепенно перебираются в них, занимая этажи и целые здания. Например, в центре Пекина в 2007—2008 гг. были построены многоэтажные корпуса для оптовой торговли специально для российских «челноков», закупающихся в Китае.

В целом вызывает интерес отношение государства к частным предпринимателям. В разгар мирового финансово-экономического кризиса в 2009—2010 гг. именно малый бизнес получил основную господдержку: были снижены налоги, отменен ряд административных сборов, предоставлены льготные кредиты.

Глядя на малый бизнес Китая, поражаешься жесткой конкуренции, в которой, похоже, находится вся экономика страны. Каждый магазин, ресторан, компания в Китае всегда соседствует с несколькими конкурентами и вынужден постоянно бороться за выживание. Это объясняет, например, внезапное исчезновение полюбившегося ресторанчика и появление на его месте другого. Кстати, быстрое перемещение малого бизнеса говорит и о простой процедуре открытия и закрытия своего дела в Китае. Еще одной особенностью китайского малого бизнеса, которая поражает аккуратных белорусов, является кажущееся пренебрежение санитарными нормами и правилами пожарной безопасности практически во всех маленьких ресторанах, мастерских, магазинах, предприятиях. Правда, со временем наступает привыкание к этому и понимание, что имеющиеся нормы и правила часто соответствуют здравому смыслу и не мешают на начальном этапе развиваться малому бизнесу и поддерживать определенное соотношение цены и качества.

Малый бизнес покрывает практически всю сферу услуг Китая. В целом в КНР услуги составляют 40% ВВП, промышленность — 47, сельское хозяйство — 13%. С учетом динамичного развития малого бизнеса планируется, что сфера услуг Китая к 2020 г. превысит 50% ВВП. В промышленности Китая также многое принадлежит частному сектору, но крупному. Мировую известность получили такие частные китайские компании, как Huawei, Lenovo, Midea (открывшая свое производство в Беларуси), Suning. В целом Китай в последние годы стал мировым лидером по производству и потреблению многих ключевых товаров. Например, привычные для белорусов европейские марки автомобилей Mercedes, BMW, Audi производятся в Китае, a Volvo, Saab уже ему и принадлежат. Сегодня общее осознание того, что практически все делается в Китае, приводит к курьезам, когда китайские дети иногда считают Audi исконно китайским автомобилем.

Государственный сектор в экономике Китая характеризуется высокой эффективностью, прибыльностью и самоокупаемостью.

Примечательно, что более 20 китайских государственных предприятий входят в число 500 крупнейших транснациональных корпораций мира. Госсектор Китая представлен в основном в таких стратегических отраслях, как нефтехимическая, газовая, угольная, энергетическая, цветная металлургия, космическая и пр. Удивительно, но в Китае всего чуть более 100 полностью принадлежащих центральным властям холдингов. Правда, в их состав могут входить десятки дочерних предприятий, также имеются еще десятки госпредприятий, подчиняющихся руководству провинций и городов. Но, тем не менее, при масштабах Китая поражает столь незначительное количество предприятий, полностью принадлежащих государству. Кроме того, государство еще владеет частью акций ряда предприятий (всего около 6000). Но в большинстве из них роль государства сводится к получению дивидендов, а контроль за деятельностью осуществляют другие акционеры и правление.

Высокая эффективность деятельности госпредприятий Китая — результат их реформирования. Традиционно советская система управления стала изменяться в Китае еще в 1984 г., когда государственным предприятиям была предоставлена относительная свобода в формировании планов производства и распределении прибыли. В 1992 г. им была предоставлена полная свобода в использовании прибыли, установлении цен и заработной платы. В результате отчисления госпредприятий из прибыли государству были заменены налогом на прибыль, а с середины 1990-х гг. цены практически на все товары (за исключением отдельных сырьевых продуктов) стали определяться рынком. В 1995 г. в стране началась широкомасштабная приватизация малых и средних госпредприятий по принципу «удержать крупных, отпустить мелких». К числу крупных госпредприятий, которые не подлежали приватизации, были отнесены около 1000, остальные считались малыми и средними. В период с 1995 г. по 2000 г. 435 из 1000 крупных госпредприятий прошли процедуру банкротства, большая часть из них была закрыта. За последние десять лет с госпредприятий были сняты социальные обязательства и переданы местным органам власти; в деятельности госпредприятий были определены основные и дополнител-ные сферы, основные сферы стали приоритетными для развития, дополнительные подлежали реструктуризации и в дальнейшем приватизации; началось укрупнение госпредприятий путем слияния и поглощения, создание совместных с иностранными компаниями предприятий с участием китайских государственных компаний как в Китае, так и за рубежом.

Еще одним, если неосновным, фактором успеха китайских госпредприятий является практически полная свобода действий рук-водителей госпредприятий и механизмы их стимулирования. Примечательно, что ни налоговые, ни иные контролирующие и правоохранительные госорганы фактически не вмешиваются в хозяйственную деятельность госпредприятий. Например, налоговые проверки осуществляются только при нарушении налогового законодательства, обычно один раз в три — пять лет. С руководителем госпредприятия заключается контракт, как правило, на три года, и по итогам оценивается результат его работы и предприятия. В этот период руководитель может сам принимать решения по всем вопросам хозяйственной деятельности, в том числе и по сумме заключаемых контрактов. На настойчивые вопросы о максимально разрешенном размере заключаемого контракта руководители многих госпредприятий с усмешкой отвечали: «Могу подписать контракт и на 100 миллионов, и на миллиард долларов».

Механизм стимулирования руководителей китайских госпредприятий развивался вместе с экономической средой. Например, в период с 1987 г. до середины 1990-х гг. в Китае действовала «система контрактной ответственности». С руководителем заключался контракт, в котором указывались требуемые к исполнению предприятием показатели: объем среднегодовой прибыли, перечисляемой в бюджет, выпуск продукции, поступление валютной выручки, налоговых платежей, сокращение убытков, снижение задолженности и пр. При этом дополнительно к установленному окладу руководитель мог получать фиксированный процент от перечисляемой в бюджет прибыли и налоговых платежей предприятия. Для повышения заинтересованности руководителя в сверхплановой деятельности госпредприятия он по прогрессивной шкале получал процент от прибыли, остающейся в распоряжении предприятия. Кроме того, в контракте впервые стал оговариваться бонус, который выплачивался по итогам года. В начале 1990-х гг. размер годового бонуса составлял около 20% от получаемой руководителем за год заработной платы. Новым для Китая в «системе контрактной ответственности» стало частичное использование в контрактах системы «золотых парашютов», которая предполагает выплату денежной компенсации руководителю госпредприятия в случае досрочного прекращения трудовых отношений. В 1991 г. размер такого страхового возмещения колебался в среднем от 2 до 5 тыс. долл. в эквиваленте.

В настоящее время руководитель крупного китайского госпредприятия получает фиксированную заработную плату (около 5-6 тыс. долл. США в месяц), годовой бонус (процент от прибыли, размер может превышать размер годовой зарплаты), процент от суммы заключаемого компанией контракта (от 0,5 до 5%, разовая выплата после подписания контракта). Руководители госпредприятий и члены их семей также имеют социальный пакет, включающий обеспечение жильем, здравоохранение, отдых, образование. Интересен тот факт, что руководитель акционерного госпредприятия может выкупить часть акций своего предприятия по невысокой, номинальной цене и продать их на финансовом рынке по рыночной цене в любое время (опцион на продажу). В условиях стремительного роста цен на акции в Китае в 2006—2008 гг. опционы стали играть первостепенную роль в материальном стимулировании руководителей. Например, в 2008 г. китайское финансовое издание Caijing опубликовало информацию о том, что разница между ценой покупки акций руководством государственной компании Chinas Mobile и текущей рыночной ценой на эти акции составила 9 млрд. долл.

Финансовый рынок Китая вызывает особое удивление ввиду всеобщей финансовой грамотности населения. Поражает, что массы людей следят за курсом своих акций, как за прогнозом погоды, продавцы на вещевых рынках имеют у себя за прилавками ноутбуки и постоянно анализируют финансовый рынок. Китайский рынок акций, наряду с недвижимостью, является основной целью капиталовложений населения и приносит наиболее высокую прибыль. У многих жителей Китая есть свои акции. Природный азарт китайцев, сдерживаемый запретом казино и игровых автоматов, по всей вероятности, выплеснулся на финансовый рынок. Во многом поэтому, а также с учетом роста благосостояния населения рынок акций постоянно растет. Если в 1996 г. у десяти крупнейших китайских компаний акционерный капитал на Шанхайской бирже составлял 18 млрд. долл., то в 2009 г. этот показатель превысил 1 трлн. долл. Только за один день (27.11.2009) объем торговли акциями на Шанхайской и Шэнь-чженьской биржах составил 70 млрд. долл., что более чем в два раза больше оборота на всех других азиатских биржах, вместе взятых, включая Японию.

Для китайских компаний финансовый рынок — это источник дополнительного капитала, прибыли, а соответственно, и дивидендов для акционеров. Только государственные акционерные предприятия за время выхода на биржу с 1993 г. по 2010 г. привлекли 651 млрд. долл., в том числе с китайских бирж — 389 млрд. долл., а с международных — 262 млрд. долл. Для сравнения: за тот же период объем прямых иностранных инвестиций в Китай составил 818 млрд. долл.

Выход на биржу — стратегическая цель для каждого китайского предприятия. Это в первую очередь реструктуризация управления компании, переход на международную форму отчетности, прозрачность операций, соответствие международным стандартам ведения бизнеса. Китайские компании предпочитают первое размещение своих акций проводить за рубежом, например, в Гонконге, Нью-Йорке. Так, международная финансовая биржа Гонконга уже фактически стала китайской, так как более половины капитала, который обращается там, принадлежит китайским компаниям. Для выпуска своих акций на международных биржах китайские компании практически всегда используют услуги известных, как правило американских, инвестиционных банков, которые своим именем и репутацией гарантируют качество выпускаемых китайских акций для зарубежных инвесторов. Обычно после выпуска акций на международных биржах китайские компании выпускают акции в Китае. Международная котировка служит хорошим ориентиром для китайских инвесторов о цене акций и качестве выпускающей их компании.

Второй по привлекательности сферой вложения денег в Китае является недвижимость. Неслучайно 94 из 500 богатейших китайцев, находящихся в китайском списке Forbes, сделали свои состояния на рынке недвижимости. Спрос на недвижимость в Китае стремительно растет. Главным образом, это связано с урбанизацией страны. В 2010 г. в КНР насчитывалось 655 городов, а уровень урбанизации достиг 46,6%. Ожидается, что к 2020 г. 50% населения страны будет жить в городах, а к 2050 г. этот показатель составит 75%. Кроме того, рост спроса на недвижимость обусловлен доступностью ипотечных кредитов (кредитная ставка 5-6%), а также ростом доходов. В результате цены на недвижимость в Китае, особенно в Пекине к Олимпиаде 2008 г., Шанхае к ЭКСПО-2010, существенно выросли. Если в 2007 г. 1 кв. м жилья в Пекине стоил в среднем около 1,5-2 тыс. долл., то к 2010 г. цена достигла 4 тыс. долл., снизившись к началу 2012 г. до 3,5 тыс. долл. Такая ситуация привела к тому, что многие пекинцы инвестировали в покупку нескольких квартир, и в сейчас в Пекине можно встретить целые районы дорогого комфортабельного жилья с пустующими апартаментами.

Несмотря на то, что жилищное строительство является важным источником экономического роста страны, власти всерьез обеспокоены спекулятивным ростом цен на недвижимость. В этой связи в 2010 и 2011 гг. в Китае фактически началось государственное регулирование цен на недвижимость. Местные власти получили право устанавливать предельные уровни цен, на которые должны ориентироваться агентства по недвижимо-сти. Были повышены процентные ставки по ипотечным кредитам. Кроме того, с 2011 г. покупатель, имеющий одну квартиру, при покупке второй должен внести 60% стоимости квартиры своими деньгами (ранее эта доля составляла 50%). В отдельных городах стали проводиться эксперименты, которые в Китае потом, как правило, распространяются на несколько провинций и на всю страну. Так, в Пекине и Шанхае владельцы двух и более квартир не могут больше купить недвижимость в этих же городах. В Гуанчжоу семья может купить третью квартиру, только продав одну из имеющихся двух. В 2011 г. в Чунцине и Шанхае введены налоги, уплачиваемые китайцами при покупке второй квартиры. Ставки таких налогов являются прогрессивными и изменяются в зависимости от превышения цены покупки квартиры над среднегородской рыночной ценой. В Чунцине и Шанхае также введены налоги при покупке первого жилья иностранцами. При этом в Шанхае после трех лет работы иностранца в городе налог, уплаченный при покупке первой квартиры, подлежит возврату.

Рост цен на недвижимость в Китае является одним из источников появившейся недавно инфляции в стране. Если еще в 2009 г. в КНР отмечалась дефляция и потребительские цены за тот год снизились на 0,7%, то в 2010 г. прирост цен составил 3,3%, в 2011 г. — около 5%. Современная инфляция в Китае означает, что если раньше цены в стране были «китайскими», то есть низкими, то теперь они становятся мировыми. Примечательно, что распространенный миф о том, что в Китае все дешево, сегодня уже не соответствует действительности. Законы экономики работают в Китае так же, как и в других странах. Хороший качественный товар, произведенный в Китае, может стоить чуть дешевле импортного, а иногда и дороже. Более того, проживание в крупных городах Китая становится все более дорогим, особенно для иностранцев. Походы в европейские магазины, кафе и рестораны в Китае обходятся дороже, чем в Европе. Так, многие привычные для белоруса продукты питания (сметана, творог, сыр) в Китае стоят намного дороже, чем в Беларуси. Например, в Пекине 400-граммовый пакет сметаны стоит около 5 долл. Иностранцы считают, что в Китае все дешево, и идут на рынки с соотношением низкой цены и низкого качества. Интересно, что на таких рынках редко встретишь китайцев, покупающих там товары. Сами китайцы предпочитают покупать только настоящие фирменные вещи, терпеливо собирая для этого необходимую сумму. Одна знакомая китаянка уверяла, что, направляясь на работу в пекинском метро, посчитала, что примерно у 80% пассажиров в руках были телефоны iPhone-4 (безусловно, оригинальные).

Данная статья опубликована с целью ознакомления. С полным текстом Вы можете ознакомиться в журнале Банковский вестник.

Статья: Современная экономика Китая глазами белоруса Кирилл РУДЫИ

При определении этого показателя применяются различные методологические подходы. Показатель net percentage (net balance), используемый ФРС США и Банком Канады, проще в расчете, но не отражает различий в степени изменения условий кредитования отдельными банками, давая достаточно грубую оценку изменению условий кредитования. Банк Англии и некоторые другие центральные банки для определения общего изменения условий кредитования применяют показатель diffusion index. При его расчете ответ «существенно ужесточились» или «существенно смягчились» оказывает более сильное влияние на конечное значение индекса, чем ответ «умеренно ужесточились» или «умеренно смягчились».

Благодаря этому в результатах обследования отражаются градации изменения условий банковского кредитования. Однако подобный подход более уязвим к ошибкам в исходной информации, поскольку оба показателя имеют свои преимущества и недостатки, ЕЦБ и центральные банки ряда других стран (в том числе Казахстана и России) рассчитывают как индекс net balance, так и diffusion index.

Существует еще одно важное различие в используемых сводных показателях: метод усреднения полученной от банков информации. Большинство центральных банков включают в расчет индекса результаты ответов всех опрошенных банков с одинаковым весом.

Банк Англии вводит дополнительные весовые коэффициенты, соответствующие рыночной доле банков-респондентов. У обоих методов есть как преимущества, так и недостатки. С одной стороны, взвешенный показатель при корректном заполнении анкеты позволяет более адекватно отражать конъюнктуру рынка, но с другой — он повышает требования к правильности заполнения анкеты как минимум крупными кредитными организациями.

Сводные индикаторы изменения условий банковского кредитования в России, рассчитанные по двум описанным методикам, сопоставимы для периода относительной финансовой стабильности (2010— 2011 гг.). Однако в 2009 г., в период глобальной финансовой нестабильности, результаты существенно отличаются друг от друга. Подобные различия вызваны тем, что крупнейшие российские банки имели возможность привлекать средства у Банка России и частично сохраняли доверие населения (то есть могли формировать пассивы за счет депозитов населения). Эти банки испытывали меньшие затруднения с фондированием и поэтому проводили более мягкую кредитную политику.

В такой ситуации индексы УБК, рассчитанные по методике Банка Англии (взвешивание показателей), корректнее характеризуют рыночную ситуацию. В условиях же сравнительной стабильности недостатки данной методики (трудоемкость, уязвимость к ошибкам отдельных крупных банков) вряд ли оправдываются потенциально более высокой точностью расчета.

Кроме того, следует учитывать, что в ситуации, когда крупные банки проводят политику, значительно отличающуюся от остальных кредитных организаций, использование весовых коэффициентов неприменимо для анализа функционирования банковской системы в целом. Среди банков развитых государств эту методику применяет лишь Банк Англии, приступивший к организации обследований именно в период глобального финансового кризиса.

Имея возможность анализировать исторические данные за длительный период времени, американские исследователи выявили устойчивую связь между рассчитываемыми индексами и динамикой ВВП США: в периоды ужесточения УБК наблюдается замедление экономического роста, в периоды смягчения — ускорение.

Связь индикаторов УБК и показателя ВВП привлекла внимание специалистов, занимающихся макроэкономическим моделированием. Для улучшения моделей глобальной экономики сотрудники Международного валютного фонда (МВФ) разработали финансовую переменную BLT (Bank Lending Tightness), рассчитываемую как среднее арифметическое индексов ужесточения условий кредитования в США по четырем основным направлениям кредитования (кредиты крупным и малым фирмам, кредиты на строительство и покупку коммерческой недвижимости, ипотечные кредиты). В настоящее время переменная BLT используется Департаментом исследований МВФ в качестве финансового индикатора для расширения глобальных прогнозных моделей (GPM) макроэкономическими взаимосвязями.

Помимо этого, результаты УБК нашли применение и в анализе финансовой стабильности. МВФ использует информацию об условиях банковского кредитования крупнейших экономик мира (США, страны еврозоны, Япония) при построении карты глобальной финансовой стабильности для расчета сводного показателя, характеризующего монетарные и финансовые условия экономики.

Карта финансовой стабильности — инструмент графического представления изменения основных рисков и условий финансовой стабильности: макроэкономические риски, риски на развивающихся рынках, кредитные риски, рыночные и риски ликвидности, монетарные и финансовые условия, аппетит к риску. Каждый сводный показатель измеряется от 0 (минимальные риски и ужесточение условий) до 10 (максимальные риски и смягчение условий) и отмечается на соответствующей оси.

В настоящее время вслед за ФРС США и МВФ результаты выборочных обследований все чаще используются в макроэкономическом анализе и прогнозировании в других странах. В частности, наибольшее распространение получают модели динамики кредитного портфеля банковской системы, включающие в себя индексы УБК в качестве одной из переменных.

Сотрудники Национального банка Республики Беларусь в мае 2011 г. приняли участие в международном семинаре «Мониторинг и анализ условий банковского кредитования», организованном Управлением анализа финансового сектора Департамента исследований и информации Банка России в Межрегиональном учебном центре Банка России (Тула) в рамках Программы профессионального обучения персонала центральных (национальных) банков государств — участников ЕврАзЭС на 2011 г. В семинаре приняли участие специалисты центральных банков Армении, Кыргызстана, Таджикистана, Украины, Польши, Агентства Республики Казахстан по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций, представители некоторых территориальных подразделений Банка России.

По итогам анализа полученного опыта на предмет возможности его применения в Национальном банке Республики Беларусь было принято решение организовать в октябре 2011 г. пилотное обследование условий банковского кредитования в нашей стране.

Повышение эффективности разработки и реализации денежно-кредитной политики наряду с прочими условиями возможно путем совершенствования анализа влияния макроэкономических показателей, отражающих изменения в денежно-кредитной политике. Учитывая поступательное влияние денежного передаточного механизма (трансмиссионного механизма), можно выделить следующие его стадии.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *