Сторонники и противники золотого стандарта

Традиционными сторонниками золотого стандарта являются экономисты австрийской школы. Они рассматривают его наряду со 100% -ным резервированием как важнейшее условие стабильности денежно-кредитной системы. Людвиг фон Мизес утверждал, что «в тех условиях, которые существуют на сегодняшний день и будут существовать в обозримом будущем, золотой стандарт позволяет отделить покупательную способность денег от амбиций и механизмов воздействия правительства, диктаторов, политических партий и иных влиятельных групп». В статье «Проблемы «золотого стандарта» он критикует три доктрины противников этой системы: государство благосостояния, теорию дешевых денег, установление минимальной заработной платы. Мизес пишет, что государство имеет власть, позволяющую ему «создавать» дополнительные деньги, и таким образом делать всех «счастливыми».

Однако в конечном итоге это приводит к инфляции, так как правительство не может увеличить расходы, за исключением того случая, если оно вытащит деньги из кармана у одних и отдаст их другим. В результате применения политики «дешевых денег» банки выдают больше кредитов, создавая иллюзию увеличения капитала на рынке, вызывая искусственный подъем. Когда становится ясно, что сбережения недостаточно велики, он переходит в депрессию. Что касается уровня заработной платы, то он определяется оценкой покупателем добавочной стоимости продукта, создаваемой трудом рабочего. Результатом вмешательства правительства и профсоюзов, увеличения ими минимальной заработной платы может быть только неизменный рост числа безработных.

В поддержку золотого стандарта выступает и ряд американских экономистов. Бывший глава ФРС А. Гринспен в своей статье «Золото и экономическая свобода»2 подчеркивает, что отмена золотого стандарта привела к неограниченному расширению кредита и дефицитному финансированию государственных расходов. Уго Салинас Прайс связывает отмену золотого стандарта с деиндустриализацией и безработицей3 и для восстановления здоровья мировой экономики предлагает предпринять следующие меры:

  • увеличить цену золота до 20 тыс. долл. США за унцию, что позволит восстановить его пропорции в резервах центрального банка, которая существовала в середине прошлого века;
  • ввести золото в качестве мировой валюты;
  • перейти к осуществлению всех международных платежей с помощью золота;
  • возобновить деятельность рынка реальных векселей по всему миру для поддержания мировой торговли;
  • ограничить предел кредитования объемом реальных сбережений.

Вот как оценивает перспективы возврата к золотому стандарту другой американский экономист А. Фекете: «Новый золотой стандарт дал бы системе неконвертируемой валюты возможность сесть на мель и вариться в собственном соку в условиях избытка необеспеченных денег. Когда эта система перестанет справляться с задачей поставки людям продуктов питания и других предметов первой необходимости, когда она не сможет более обеспечивать занятость большинства населения, золотой стандарт сам по себе опять возродится к жизни».

Современный сторонник золотого стандарта испанский экономист X. Уэрта де Сото также стоит на позициях австрийской школы. Он выдвинул следующие предложения по реформе банковской системы:

  • приватизация денег путем их замены на металлический эквивалент в золоте;
  • отмена банковского законодательства и ликвидация как центрального банка, так и любого государственного ведомства, занимающегося контролем и вмешательством в финансовый и банковский рынки;
  • подчинение банковской деятельности традиционным принципам права, что предполагает поддержание в любой момент времени 100%-ного коэффициента резервирования по вкладам до востребования, хранящимся в банке.

При этом он отмечает, что предлагаемый им золотой стандарт «не имеет ни малейшего сходства с фиктивным золотым стандартом, действовавшим до начала 1930-х гг. Тот стандарт основывался на существовании центральных банков и на банковской системе с частичным резервированием». Основными достоинствами предложенной системы X. Уэрта де Сото считает следующие:

  • — предотвращение банковских кризисов, так как при 100%-ном резервировании вкладчики будут иметь возможность в любое время изъять всю сумму своих вкладов, не вызывая никакого напряжения в финансовом положении соответствующих банков;
  • — предотвращение экономических кризисов вследствие того, что объем кредитов не сможет увеличиваться без предшествующего параллельного увеличения реальных добровольных сбережений общества;
  • — соответствие частной собственности в результате противодействия «мошеннической природе частичного резервирования»;
  • — способствование стабильному и устойчивому экономическому росту, так как увеличение количества денег будет ограничиваться естественным ростом, привязанным к росту мирового запаса золота;
  • — предотвращение финансовых спекуляций, которые являются результатом возросшей легкости получения внешнего финансирования, являющегося следствием создания банковским сектором кредитов из ничего;
  • — уменьшение количества экономических функций государства до минимума, в частности, ликвидация центрального банка, что позволит избежать расширения денег и кредита;
  • — соответствие демократии, так как расходы государства станут очевидными;
  • — развитие «мирного и гармоничного сотрудничества между народами» вследствие предотвращения инфляции, которая, по словам Людвига фон Мизеса, является неотъемлемым интеллектуальным инструментом милитаризма.

Сторонники золотого стандарта есть и в России. Как правило, их аргументация совпадает с изложенной выше. Так, например, М. Юрьев также рассматривает золотой стандарт прежде всего как инструмент ограничения эмиссии денег государством. По его расчетам, при коэффициенте обеспеченности наличной денежной массы золотом около 20% и условии повышения цены на золото в 5 раз путем договора между центробанками ведущих стран мирового запаса золота, с учетом его добычи, будет достаточно для золотого обеспечения.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *