Структурные сдвиги в экономике при переходе к экономике знаний

Становление новой стадии экономического развития неизбежно вызывает существенные изменения в экономике. Значительный вклад в изучение структурных трансформаций экономики можно проследить в работах экономистов как зарубежных, так и стран СНГ. Как известно, теория секторов (или, как ее еще называют, теория структурных изменений, трехсекторная модель народного хозяйства) основана на разграничении трех секторов общественного производства.

В первичный сектор вошли те отрасли, деятельность которых связана с получением первичных ресурсов (сельское хозяйство, добывающая промышленность); ко вторичному сектору относятся отрасли обрабатывающей промышленности и строительство; третичный сектор представлен сферой услуг. Вес каждого из секторов, согласно этой концепции, зависит от уровня производительности (выработки на одного человека) внутри сектора.

Проведенные исследования указывают на существующую зависимость между изменением структуры экономики и ее переходом на новую стадию развития (к экономике знаний). «Старение» структуры экономики происходит в случаях, когда имеет место «перенакопление основного капитала в отраслях с традиционной технологией по мере падения спроса на их продукцию»; соответственно в этой ситуации «необходимы новые технологические прорывы».

Наиболее удачное определение структурных сдвигов было предложено О.Ю, Красильниковым, который полагал, что они «представляют собой качественные изменения взаимосвязей между сопоставимыми элементами макроэкономической системы, обусловленные неравномерной динамикой соотношения их количественных характеристик».

Для экономики знаний характерны следующие структурные сдвиги:

  • сдвиги в содержании труда, который приобретает творческий характер (преимущественное развитие получают интеллектуальные виды деятельности), и сдвиги факторов производства (превращение научного знания и информации в непосредственный производственный ресурс);
  • сдвиги в структуре потребностей, возрастание потребностей в информации (максимизация знаний в противовес максимизации прибыли; критерий максимальной выгоды может рассматриваться отнюдь не как единственный и универсальный);
    • — сдвиг в сторону повышения удельного веса постиндустриальных технологий (рост расходов на информационные технологии, рост сектора информационных технологий);
    • — сдвиг в сторону относительного увеличения сектора услуг и занятости в нем;
    • — научно-технические сдвиги и инновационная деятельность;
    • — ноосферные структурные преобразования.

Исследования показали, что на сегодняшний день в экономической литературе отсутствует комплексный подход к анализу структурных сдвигов в экономике, ведущих к становлению экономики знаний. Возрастающий интерес к обозначенным проблемам обусловлен стремлением к построению эффективной экономической системы в изменяющихся условиях, которое невозможно без обоснования необходимости структурных преобразований, оценки складывающихся в экономике пропорций, выявления факторов, влияющих на эти структурные изменения. Целью многообразных структурных преобразований является обеспечение устойчивого экономического роста.

В экономической литературе структурные сдвиги классифицируются как прогрессивные и регрессивные. Структурные сдвиги считаются прогрессивными, если приводят к устойчивому экономическому росту. Структурные трансформации экономики на современном этапе при переходе к экономике знаний характеризуются ускорением темпов преобразований, а также неопределенностью их направления.

Количественная оценка структурных сдвигов при переходе к экономике знаний осуществляется с помощью таких характеристик, как соотношение экономических пропорций между первичным, вторичным и третичным секторами; изменение структурных пропорций в секторе услуг по видам услуг; изменение в структуре занятости в трех основных секторах экономики, а также в разбивке по видам услуг при использовании метода межстрановых сопоставлений.

Полученные результаты необходимо сопоставлять с изменением уровня конкурентоспособности стран (при использовании индекса конкурентоспособности), а также с уровнем их информационного развития (при использовании индекса сетевой готовности).

В первую очередь, структурные сдвиги наблюдаются в изменении пропорций между основными секторами экономики — первичным (сельское хозяйство), вторичным (промышленность), третичным (услуги). Если в традиционном индустриальном обществе приоритет отдавался количественному росту, то для формирования экономики знаний необходимо качественное изменение ее структурных пропорций.

Доля вторичного в ВВП в ряде стран возросла (для них индекс структурных сдвигов больше единицы) — в Норвегии (1,26), Канаде и Дании (1,02), Чехии и Испании (1); в остальных же странах наблюдается процесс деиндустриалюации (относительное снижение доли вторичного сектора), то есть происходит замещение промышленного сектора сектором услуг.

Сдвиг в секторе услуг (рост его доли в ВВП) наблюдается практически во всех странах, причем наибольшая динамика сдвига зафиксирована в Польше (1,14), Турции, Ирландии, Исландии (1,13), Великобритании (1,12).

Согласно произведенным расчетам, современная экономика приобретает новое качественное состояние путем изменения основ-ньгх экономических пропорций: структурные сдвиги в основных секторах экономики направлены на уменьшение доли сельскохозяйственного сектора в ВВП, частичное уменьшение доли промышленного сектора в ВВП, рост доли сектора услуг.

Чтобы проследить отраслевые структурные сдвиги непосредственно в секторе услуг с целью выявления приоритетных его направлений, ведущих к социально-экономическому прогрессу, автором были проведены аналогичные расчеты.

Они показали: можно констатировать тот факт, что наибольший вклад в мировой ВВП вносят отрасли по оказанию деловых услуг, а также услуг, связанных с недвижимостью и арендой (наибольший вклад этой отрасли отмечен во Франции (27,4%), США (24,3%), Англии (23,4%)). В сторону этой же отрасли наблюдается и самый существенный структурный сдвиг (максимальные значения сдвига демонстрируют Ирландия (1,62), Турция (1,47), Польша (1,37)). Несколько отстают по степени добавления стоимости в ВВП оптовая и розничная торговля, а также услуги в области образования и здравоохранения.

Данные о структурных сдвигах занятости в секторе услуг по их видам позволяют сделать выводы: отраслевой анализ занятости в третичном секторе экономики показывает, что наиболее быстрый рост в последнее время демонстрируют отрасли оптовой и розничной торговли, ресторанный и отельный бизнес (наиболее высоки показатели занятости в данной отрасли в Новой Зеландии (26,4%), Корее (26,3%) Австралии (24,7%)). Также следует отметить, что высока степень занятости в секторе образования, здравоохранения и оказания социальных услуг: в Швеции показатель занятости в этой отрасли составил 32,8% от общей занятости в сфере услуг, в Исландии -30,1%, в Дании и Норвегии — 29,2% и 28,5% соответственно. Отрасли, связанные с оказанием услуг государством и защитой населения, а также финансами и страхованием, демонстрируют наименьшую занятость.

Проведенный анализ структурных сдвигов занятости в сфере услуг по их видам позволяет прийти к выводу о том, что наиболее существенные структурные сдвиги занятости наблюдаются в сфере деловых услуг (самый высокий показатель в Польше — 2,34). а также в области образования, здравоохранения и оказания социальных услуг (наибольший рост занятости в этой отрасли заметен в Исландии -1,77).

При этом не следует считать, что сектора экономики развиваются независимо. Формирование экономики знаний обусловливает не только доминирование третичного сектора, но и изменение технологической базы и структуры, всего облика материального производства. Первичный и вторичный секторы преобразуются на основе научных разработок, высоких технологий, компьютерно-информационных и телекоммуникационных систем.

В противовес результатам исследований, демонстрирующим доминирующее положение сервисного сектора, в экономической литературе также существовало мнение о несостоятельности сектора услуг, якобы действующего за счет доходов других секторов. Такой позиции придерживался У. Баумоль при разработке в 60-х годах концегщии «несбалансированного роста», согласно которой хозяйство делится на секторы: индустриальный (развивающийся) и сферу услуг (стагнирующий).

У. Баумоль опирался на статистические данные, отражающие разрыв в показателях производительности, и пришел к выводу, что развитие за счет сервисного сектора может быть лишь временным. Однако несколько позднее американские экономисты Дж. Триплетт и Б. Босуорт доказали несостоятельность концепции, указав на дефекты статистики.

В советской статистике анализ динамики соотношения производства материальных и нематериальных благ был затруднен тем, что в ней исчисление ВНП по принятой в мире методике отсутствовало до 1989 г., общественный продукт трактовался только как результат материального производства, а сфера услуг рассматривалась как потребляющая национальный продукт.

В отраслевой структуре сервисного сектора таких экономик выражен сдвиг в направлении новых услуг. Таковыми являются информационные услуги, и этот факт указывает на взаимную обусловленность процессов развития ИТ-технологий и сектора услуг. Темпы развития рынка ИТ-услуг по регионам заметно различаются. Например, согласно данным EITO, в странах Евросоюза средние темпы роста рынка в 2006-2008 гг. оцениваются в 5,4%, в CILIA-в 5,1%, а в Японии — всего в 3,5%, что связано с достижениями определенного уровня зрелости технологий. В развивающихся странах рынок растет опережающими темпами — в среднем на 9,4% в год.

Причем наиболее высокие темпы роста демонстрируют Китай и Индия, представляющие собой самые крупные из азиатских рынков и растущие со скоростью 15-17% в год, атакже Бразилия, темпы роста в которой превышают 13%. В странах Восточной Европы темпы роста рынка ИТ-услуг также высоки -10% в год. В соответствии с этим фактом важнейшим индикатором степени развития информационных технологий в стране служит Индекс сетевой готовности (Networked Readiness Index, NRI), расчет которого представлен в Глобальном отчете по развитию информационных технологий, ежегодно предоставляемом Всемирным экономическим форумом.

Данный индикатор представляет собой инструмент оценки способности страны использовать возможности информационных и коммуникационных технологий. Согласно данному индексу, страны, имеющие наиболее высокое положение в рейтинге, — это страны с высокоразвитыми информационными и коммуникационными технологиями.

Уровень развития сектора услуг в определенной степени обусловливает степень конкурентоспособности национальной экономики. Осуществить сравнение стран по уровню их конкурентоспособности можно, используя методику построения рейтинга конкурентоспособности Всемирного экономического форума на базе Индекса глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Index, GCI). Зависимость воздействия сектора услуг на национальную конкурентоспособность прослеживается достаточно четко.

Неслучайно в мировых рейтингах конкурентоспособности и степени развития информационных технологий лидирующие места занимают, как правило, такие страны с высокой долей услуг в ВВП, как США, Канада, Дания, Норвегия, Великобритания. В 10 странах из 15, лидирующих в мире по индексу конкурентоспособности, доля услуг составляла или превосходила 70%, а в других приближалась к этому показателю.

Таким образом, в современной мировой экономике можно констатировать сдвиг в сторону опережающего роста доли сектора услуг в ВВП по сравнению с другими секторами, а также относительный рост занятости в этом секторе наряду с одновременным развитием и широким распространением информационных технологий. Указанные трансформационные процессы свидетельствуют о переходе к новой стадии экономического развития — экономике знаний.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *