Тенденции изменения источников финансирования социальной политики государства

Переход от индустриального к постиндустриальному обществу сопровождается изменением как фундаментальных механизмов социально-экономического регулирования, так и источников финансирования социальных расходов государства.

Роли, финансовые обязательства и ответственность всех участников финансирования социальной политики значительно отличаются в каждой стране и зависят от принятой модели хозяйствования, уровня доходов населения, принятых стандартов потребления социальных благ и услуг. В данном контексте представляется целесообразным кратко остановиться на характеристике основных моделей социальных государств.

Как отмечалось выше, в прямой зависимости от принятой модели хозяйствования находится и финансирование социальных программ, всей социальной политики, а еще точнее, от доли расходов в ВВП, которые в странах с развитой рыночной экономикой росли высокими темпами вплоть до конца 70-х гт. прошлого века. За период с 1960 по 1980 г. величина этих расходов возросла почти в два раза — с 10,1 % в 1960 г. до 19,7 в 1980 г.

Однако нефтяные кризисы 1973 и 1978 гг., а также замедление темпов экономического роста поставили эти страны перед необходимостью искать пути сдерживания государственных расходов на социальные программы. Политику развития «государства благосостояния» стали критиковать за создание значительной «социальной нагрузки» на экономику, что явилось одной из причин падения темпов экономического роста.

Социальные услуги поглощали ресурсы, которые могли бы быть лучше использованы для инвестирования в секторы экономики, обеспечивающие экономический рост. В то же время требования населения к качеству работы систем социального обслуживания продолжали расти. Страны Запада столкнулись с невозможностью увеличивать прежними темпами финансовые средства, направляемые на социальные программы, чтобы, тратя их прежним образом, обеспечивать улучшение качества социальных услуг.

Императивом времени стала политика экономии ресурсов и более рациональное их использование.

Для решения этих задач в странах с развитой рыночной экономикой в 80-90 гг. были проведены реформы систем социального обслуживания, направленные на сдерживание роста и повышение эффективности государственных социальных расходов. Были приняты меры по регулированию уровня спроса на медицинские услуги и лекарственные средства и рационализации их предложения, по сокращению жилищных субсидий,

по перенесению ответственности за пенсионное обеспечение со всех налогоплательщиков на самих индивидов и др. Одновременно предпринимались попытки ввести элементы рынка в общественные системы здравоохранения, образования, социальной помощи, жилищного хозяйства.

На формирование идеологии реформ сильное влияние оказала практика реализации государственных программ медицинского и социального обслуживания в США. Выполнение программ медицинской помощи пенсионерам и малоимущим в этой стране обеспечивается путем размещения государственными органами контрактов на рынке конкурирующих страховщиков, которые в свою очередь размещают контракты на рынке конкурирующих друг с другом медицинских организаций и частнопрактикующих врачей. Реформы, начатые в 1988 г. в Нидерландах, в 1991 г. — в Великобритании, затем в Швеции и Германии, были направлены на внедрение элементов рыночных взаимоотношений во взаимодействия между субъектами систем социального обслуживания. Суть новых принципов организации социального обслуживания сводилась к организационному разграничению функций покупателей и производителей социальных услуг; созданию условий для конкуренции производителей и покупателей.

Эта идеология сыграла важную роль в реформировании социальных систем Испании, Италии, Израиля, Финляндии, Новой Зеландии.

Принятые меры по сдерживанию государственных социальных расходов оказались результативными: темпы их роста сократились. Но они по-прежнему остаются положительными; общемировая тенденция роста государственных и частных расходов на отрасли социальной сферы сохраняется. Результативность же рыночных преобразований оказалась не столь очевидной.

Все финансовые ресурсы общества, потенциал которых используется при финансировании социальных программ и проектов, в самом общем виде можно подразделить на:

Государственные и муниципальные финансы:

  • государственный бюджет,
  • местные бюджеты,
  • бюджеты государственных внебюджетных социальных фондов (пенсионного, социального страхования, занятости, обязательного медицинского страхования);

Негосударственные (частные) финансовые ресурсы:

  • кредитные ресурсы;
  • привлечение средств фирм и домашних хозяйств;
  • потенциал коммерческого сектора в целом, в том числе различных фондов.

В совокупных расходах государственного и частного секторов на социальные цели преобладающую часть составляют расходы государственного сектора. Государство направляет на социальное обеспечение финансовые средства, аккумулированные и перераспределяемые через механизм государственного и местных бюджетов с помощью налогов и взносов.

К примеру, на долю социальных программ федерального правительства США в 2005-2006 финансовом году приходилось свыше 62% всех расходов федерального бюджета (в том числе на социальное обеспечение — 20,9 %, выполнение программы «Медикэйр» — 13,3, здравоохранение -10,3, образование — 3,4 %), в Англии — около 60 % (в том числе социальные выплаты — 29 %, образование — 13, здравоохранение — 17 %), в Германии — более 55 % (в том числе пенсионное страхование — 30 %, образование -4,6, помощь безработным — 11,5 %).

В структуре расходной части государственного бюджета Франции наибольший удельный вес занимают расходы на среднее и высшее образование (28%), расходы на социальные министерства составляют 18%. Отсюда следует, что наибольшая доля государства в социальных расходах стран, представляющих социал-демократическую и либеральную модели (в Дании -74,2%). Доля государства в странах с консервативной (корпоративной) моделью сравнительно меньше, зато доля частных организаций в этих странах весьма значительна (Голландия — 46,9%, Бельгия — 35,2, Германия -29,3%).

Расходы на социальные цели, помимо государственного бюджета, занимают значительное место в бюджетах местных органов власти, а в федеративных государствах — членов федерации. При этом следует отметить, что территориальные бюджеты имеют еще большую социальную направленность, чем государственный бюджет. Указанные расходы подразделяются на следующие виды: затраты на просвещение, здравоохранение и социальное обеспечение.

Необходимость данных расходов, тенденция к их росту диктуются на современном этапе многими причинами. Так, расходы на социальные цели, входящие в стоимость рабочей силы, являются важным фактором развития НТП, роста производительности труда. Появление все более совершенных видов техники, автоматики, технологии требует от работника высокого уровня образования и культуры, специальной подготовки, определенной квалификации, совмещения функций физического и умственного труда, т.е. нового типа рабочего. Таким образом, относительно высокий удельный вес затрат на социальные цели объясняется прямой заинтересованностью государства в воспроизводстве квалифицированной рабочей силы.

По бюджетам членов федераций и местных органов власти проходит значительная часть средств на образование. Начальные школы во многих странах находятся на государственном обеспечении, остальные виды образования имеют смешанные источники финансирования. В США и ФРГ из бюджетов штатов и земель покрывается около 40% расходов на высшие учебные заведения, 75% затрат на училища и курсы по подготовке рабочей силы, и почти полностью финансируются государственные расходы на повышение квалификации. Расходы местных бюджетов включают в себя также затраты на просвещение и здравоохранение (во всех странах из местных бюджетов покрываются затраты на скорую медицинскую помощь), развитие социальной инфраструктуры (строительство школ, больниц и прочих социальных учреждений), государственное регулирование размещения трудовой занятости, культурно-просветительные учреждения: библиотеки, музеи, зрелищные предприятия, спортивные сооружения.

Все это обусловливает поиск новой стратегии развития и финансирования социальной сферы. В современных условиях она связывается с большим акцентом на инвестиционные и конкурентные механизмы формирования доходов населения. Как показывает анализ источников финансирования социальной политики, они институционально реализуются через различные социальные фонды, действующие не как пассивные реципиенты денежных ресурсов, использующие их исходя из определенных законодательно установленных норм, а как активные и мощные субъекты политико-экономической системы, формирующие значительную часть инвестиционного потенциала.

В некоторых странах пенсионные фонды уже владеют более чем половиной рынка ценных бумаг. Причем в ряде европейских стран они развили такую активность, которая превышает показатели США — государства, где вследствие преобладания либерально-консервативных принципов в социальной политике деятельность таких институтов наиболее ограничена. В Великобритании и Нидерландах пенсионные фонды и компании страхования жизни владеют активами в размере 97 и 1 07 % от ВВП, в то время как в США -68%. Высокий уровень характерен для Швеции, Швейцарии, Канады и Японии. На этом фоне существенно отстают другие страны -например, ФРГ (22%), Франция (13%) и Италия (12%), хотя в них за период 1970-1990 гг. относительная величина таких активов возросла вдвое. И если в 1990 г. в Японии пенсионные фонды отсутствовали, то в 1997 г. их активы уже составили сумму в 611,7 млрд долл.

Деятельность пенсионных фондов дополняют страховые компании, обеспечивая решение единой задачи — создание условий для формирования надежной системы социальной защиты населения.

Анализ источников финансирования социальной политики в развитых зарубежных странах выявляет общее в их движении — от государственно-распределительных вариантов к смешанным системам — и дает основание считать, что наилучшим способом рационального использования недостаточных финансовых ресурсов являются возможности государственно-распределительной системы в сочетании с огромным разнообразием добровольных частных схем социального обеспечения. Это позволяет гражданам выбирать формы и уровень социальной защищенности, а также повышает уровень личного участия в финансировании и персональной ответственности за степень их социальной защищенности. При этом государство по-прежнему выполняет важную функцию регулятора деятельности рынка социальных услуг, особенно в условиях роста социальной нагрузки на бюджет. Реализация данной функции предполагает активный поиск государством эффективного соотношения затрат и результатов и усиление роли различных альтернативных источников, куда относятся:

  • расширение сфер использования рыночных инструментов социальной защиты (обязательного и добровольного страхования, накопительных страховых систем, удовлетворения дифференцированного спроса на различные социальные услуги) через механизм деятельности государственных и негосударственных пенсионных фондов, негосударственных институтов медицинского страхования;
  • нетрадиционные формы привлечения средств фирм и домашних хозяйств (расширение муниципальных займов) к финансированию строительства жилья, социальной инфраструктуры и т.д.;
  • существенное расширение сферы платности социальных услуг дифференцированного качества;
  • привлечение ресурсного потенциала некоммерческого сектора к решению социально-значимых задач, особенно на региональном уровне;
  • участие ряда регионов в международных проектах и программах, финансируемых из международных источников, и др.

Таким образом, трансформация социальной политики в современных условиях состоит в формировании новой парадигмы развития и направлена на стратегическую реструктуризацию ответственности между государством, работодателями и работниками (корпорациями и населением) с переносом акцентов финансирования с государственного бюджета на субъекты хозяйствования. При этом за государством остается обязанность формирования государственной инновационной социальной политики, адекватной современным условиям, и осуществление контроля за ее реализацией.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *