Трансформация механизма денежной трансмиссии в экономике Республики Беларусь

Для выработки эффективной денежно-кредитной политики необходимо иметь ясное представление о механизмах взаимосвязи между показателями денежного и реального секторов экономики, и в первую очередь между инструментальными переменными, находящимися под контролем Национального банка, денежными агрегатами, инфляцией и реальными объемами производства. В экономической литературе обычно выделяют два типа взаимодействий между денежным предложением, инфляцией и выпуском — долгосрочный и краткосрочный.

Одна из наиболее известных работ, посвященных эмпирическому исследованию долгосрочных взаимосвязей между указанными показателями, принадлежит Мак Кэндлиссу и Веберу, которые на основе анализа статистических данных по 110 странам на тридцатилетнем периоде пришли к следующим выводам.

Во-первых, была выявлена тесная статистическая связь между темпами роста денежного предложения и инфляцией, а во-вторых, показано отсутствие какой-либо положительной корреляции между динамикой денежной массы и ростом реального объема производства.

Аналогичные результаты в дальнейшем были получены и во многих других исследованиях долгосрочных взаимосвязей между деньгами, инфляцией и реальным выпуском.

Учитывая приведенные достаточно убедительные эмпирические результаты, экономическая наука сосредоточила свое основное внимание на краткосрочных эффектах влияния денег на цены и реальный выпуск. Классическими работами в данном направлении можно считать исследования М. Фридмана, в которых анализировалась взаимосвязь между денежным

предложением и реальными циклами в экономике. В этих работах автор эмпирически проанализировал особенности взаимосвязи между деньгами и реальным объемом производства. В дальнейшем исследования такого рода стали очень популярными в большинстве развитых стран, а в последнее время — и во многих странах с переходной экономикой.

В настоящее время центральные банки различных стран проводят исследования трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики с учетом конкретных особенностей своих стран и на основе таких исследований разрабатывают собственные модели, которые затем используют в качестве инструмента для краткосрочного прогнозирования и выработки денежно-кредитной политики. Одним из наиболее популярных подходов к анализу краткосрочных аспектов влияния денежной политики на реальный сектор экономики является предложенный Симсом «подход векторных авторегрессий» (VaR approach). В рамках данного подхода, исходя из теоретических предположений относительно природы экономических процессов, выбирается только набор переменных, включаемых в эконометрическую модель, тогда как конечная спецификация модели определяется эмпирически и на ее основе выявляются эмпирические свидетельства относительно реакции макроэкономических переменных на шоки экономической политики.

В 2005 г. в Республике Беларусь научным коллективом из специалистов Института экономики НАН Беларуси и Национального банка Республики Беларусь с помощью моделей векторной авторегрессии был проведен эмпирический анализ трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики в национальной экономике на основе помесячных статистических данных за период с января 1996 г. по август 2004 г. Результаты проведенного анализа, представ-ленные в, позволили подтвердить уже выявленное другими исследователями статистически значимое влияние денежного предложения на инфляцию. В результате исследования выявлены также статистически значимые отклики реальных объемов промышленного производства на денежные шоки в рамках процентного и кредитного каналов, а также канала валютного курса. Вместе с тем указанное исследование показало, что заметное на графиках функций отклика авторегрессионных моделей влияние денежно-кредитной политики на динамику реального ВВП оказалось статистически незначимым.

Отсутствие статистически значимого влияния денежных шоков на реальный ВВП на рассматриваемом интервале времени можно было объяснить рядом условий, нарушающих нормальное функционирование денег в экономической системе (большая доля неденежных форм расчетов, высокая степень долларизации экономики и пр.). Поэтому в последнее время была предпринята попытка провести аналогичное исследование на новом информационном периоде наблюдений (91 месячное наблюдение с июля 2003 г. по декабрь 2010 г.), который с точки зрения развитости и стабильности финансовой системы представляется более приемлемым для исследования механизмов денежной трансмиссии и использования полученных результатов для выработки и реализации эффективной денежно-кредитной политики.

Методика проведенного анализа основывалась на построении импульсных функций отклика модели векторной авторегрессии, набор переменных которой подбирался в зависимости от конкретной задачи исследования. В состав эндогенных переменных в различные варианты этой модели обычно включались показатели денежного предложения (агрегат денежной массы или денежная база), отдельные инструменты денежно-кредитной и валютной политики, а также те или иные показатели реального сектора экономики, отражающие динамику объемов производства и развитие инфляционных процессов.

Для повышения статистических характеристик модели в качестве ее переменных в основном использовались логарифмы экономических показателей. Чтобы учесть, что факторы спроса (денежное предложение, реальный обменный курс и реальный ВВП торговых партнеров) оказывают влияние только на отклонения фактического выпуска от его долгосрочного тренда, в модель в качестве переменных, характеризующих изменение объемов производства, вводились разрывы выпуска, т. е. отклонения этих показателей от их равновесного долгосрочного уровня. Поскольку в данном исследовании использовались месячные данные, то проводилась также очистка рядов от сезонных и циклических составляющих. Полная процедура предварительной обработки исходных данных заключалась в следующем: временной ряд логарифмировался, очищался от сезонной компоненты, а затем для отдельных переменных из прологарифмированного и очищенного от сезонности ряда вычиталась его трендовая составляющая, которая выделялась с помощью фильтра Ходрика — Прескотта.

Для уменьшения вероятности получения «мнимых» зависимостей при построении моделей проводились предварительные исследования стохастических свойств используемых временных рядов. Проверка рядов на нестационарность осуществлялась с помощью теста Филлипса — Перрона и расширенного теста Дики — Фуллера. Возможность наличия коинтеграции рядов исследовалась с помощью теста Йохансена. Направленность причинно-следственных взаимосвязей проверялась с помощью теста Грэйнджера. На основе проведенных предварительных исследований определялась спецификация используемой модели и выбиралось оптимальное число включаемых в нее лаговых переменных.

Заключение о наличии статистически значимой реакции на шоковые изменения рассматриваемых переменных принималось на основе анализа графиков импульсных функций отклика и статистических качеств уравнений модели векторной авто регрессии. В соответствии с общепринятой методикой при анализе импульсных функций отклика под шоком изменения переменной понималось ее одномоментное изменение (по умолчанию положительное), равное одному стандартному отклонению ее колебаний за весь период на-блюдений. Для проведения всех описанных расчетов и анализа их результатов использовался стандартный программный пакет Eviews 6.0.

На первом этапе исследования для подтверждения статистической значимости воздействия денежно-кредитной политики на основные показатели реального сектора экономики был построен ряд вариантов авторегрессионной модели, различающихся составом включаемых в них эндогенных показателей. Каждый из указанных вариантов модели в качестве своих эндогенных переменных содержал: один из показателей денежного предложения, показатель инфляции и показатель реального выпуска — разрыв валового внутреннего продукта или объема промышленного производства. В различные варианты модели включались также экзогенные переменные, основными из которых являлись: реальный эффективный обменный курс белорусского рубля и реальный ВВП России как факторы, воздействующие на динамику реального выпуска, и индекс номинального обменного курса рубля к доллару США как инфлятогенный фактор.

Построенные модели, как и в предыдущем исследовании, результаты которого представлены в, подтвердили уже неоднократно отмеченный факт влияния денежных шоков на инфляцию. Из всех рассмотренных авто регрессионных моделей наиболее значимо это влияние продемонстрировано в том варианте, который содержит в составе своих переменных денежный агрегат МО.

Как и в предыдущем исследовании, построенные модели отчетливо продемонстрировали зависимость белорусской экономики от изменения ВВП в России. Рост российского ВВП положительно и статистически значимо стимулирует экономический рост в Беларуси.

Почти аналогичные результаты были получены и при исследовании краткосрочных аспектов взаимосвязи денежного предложения и реального объема про мы шлейного производства. Различие лишь в том, что наилучшие статистические характеристики продемонстрировала та модель, которая в составе своих переменных содержит денежный агрегат МЗ, тогда как в предыдущем исследовании лучшие результаты были получены в модели с денежным агрегатом M1.

Особый интерес представляет тот факт, что эмпирический анализ денежной трансмиссии на новом временном интервале уже позволил выявить статистически значимый отклик разрыва реального ВВП на единичный шок предложения широкой денежной массы.

Полученные результаты исследования требуют дополнительного, более детального, анализа денежной трансмиссии для понимания ее механизма и выявления трансмиссионных каналов. Поскольку воздействие денежных шоков на инфляцию достаточно хорошо изучено и уже не столь актуально, в дальнейшем исследовании трансмиссионного механизма рассматриваются только те модели, которые отражают влияние денежно-кредитной политики на реальные объемы выпуска. Из всех известных каналов трансмиссионного механизма был отобран для более детального эмпирического анализа тот же их состав, который рассматривался в предыдущем исследовании: канал кредитования, процентный канал и канал валютного курса.

Кредитный капая. Этот канал является одним из основных в механизме денежной трансмиссии во многих странах. Особую роль он играет в странах с банковской финансовой системой, в которых финансовые ресурсы распределяются в основном через банковский сектор. Поскольку Беларусь принадлежит к числу таких стран, то вполне естественным является предположение о значимости данного канала для ее экономики.

Зарубежные исследователи обычно в рамках кредитного канала выделяют ряд специфических механизмов. Однако при всем многообразии встречающихся подходов к структуризации данного канала в его рамках можно выделить два основных направления денежной трансмиссии. Одно из них основано на отношениях кредитного рынка и связано с эффектом изменения ликвидности, определяющей кредитные возможности банковской системы, а другое — с эффектом изменения риска кредитования, которое влияет на величину процентной премии за внешнее заимствование.

В Республике Беларусь еще недостаточно развит финансовый рынок, у предприятий практически нет долгосрочных финансовых активов, которые могли бы служить обеспечением под кредиты, а значительная часть кредитных ресурсов распределяется посредством государственного нормирования, в результате зачастую вопреки рыночной логике отдается приоритет не наиболее состоятельным, а наоборот, слабым в финансовом отношении предприятиям. В связи с этим представляется нецелесообразным в условиях белорусской экономики исследовать те варианты трансмиссии, которые основаны на эффектах изменения капитализации компаний, влияющей на риск кредитования и процентную премию за риск. По этой причине в настоящем исследовании рассматривался только один так называемый узкий канал кредитования, основанный на эффекте изменения ликвидности в экономике Республики Беларусь под воздействием реализуемой Национальным банком денежно-кредитной политики.

Чтобы проверить гипотезу о существовании в белорусской экономике канала кредитования, строились VaR-модели, содержащие в составе своих эндогенных переменных три показателя: целевой показатель реального выпуска (разрыв ВВП или объема промышленного производства), показатель денежного предложения (логарифм изменения агрегата денежной массы), а также показатель, характеризующий развитие кредитного процесса (логарифм суммарного объема кредитов, выданных коммерческими банками экономике, или отношение кредитов, выданных коммерческими банками экономике, к денежной массе). Для повышения качества построенных моделей в них экзогенно вводился также показатель разрыва ВВП России, чтобы учесть фактор влияния спроса на белорусские товары со стороны основного внешнеторгового партнера, и номинальная ставка рефинансирования, которая является показателем «жесткости» денежно-кредитной политики Национального банка и выполняет роль важного индикатора для коммерческих банков при установлении процентных ставок.

В процессе проведенного анализа удалось выявить статистически значимое влияние денежной трансмиссии в рамках кредитного канала на изменение не только реального объема промышленного производства (как в предыдущем исследовании), но и реального

ВВП. Наиболее заметно действие этого канала демонстрирует модель, которая содержит в составе своих переменных логарифм суммарного объема кредитов, выданных коммерческими банками экономикеПоскольку производство также положительно откликается на увеличение отношения объема кредитов к денежной массе, то можно сделать вывод, что выявленная ранее связь между реальным выпуском и предложением денег опосредуется через канал кредитования. Полученные результаты свидетельствуют также о повышении роли кредитного канала денежной трансмиссии в белорусской экономике.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *