Уровень и качество жизни населения и уменьшение неравенства при реализации социальной политики государства

Переход к рыночной экономике, стар­товавший в начале 1990-х годов, значитель­но изменил социальную структуру постсо­ветского общества. Так, до начала 1990-х годов в Беларуси, как типичной советской республике, схема расслоения общества напоминала треугольник с очень широким основанием. Большую часть его занимал слой трудящихся, а вершину — элита. Вни­зу располагалась группа трудящихся, пред­ставляющая собой своеобразный «средний класс» со слабой экономической и соци­альной мобильностью, вверху — влиятель­ный слой политических деятелей, опреде­ляющий уровень жизни населения. Распад СССР и разрыв производственных связей в I991 г. привели к кризису белорусской экономики, который проявился в сниже­нии производства и уровня жизни населе­ния в 1991-1995 гг. и возникновении эко­номического и социального неравенства. В Беларуси была введена концепция «офи­циальной черты бедности», ниже которой находились лица, денежный доход которых не превышал бюджета прожиточного ми­нимума (БПМ), составляющего 60% от еже­месячного минимального потребительско­го бюджета (МПБ).

После распада СССР Беларусь приня­ла масштабную программу экономических реформ, но решила осуществлять их мед­ленно и поэтапно. Вначале это позволило сдержать сокращение масштабов производ­ства и снижение уровня жизни людей. Но с 1993 г. выяснилось, что эволюционное развитие экономики тормозит институци­ональные и структурные преобразования в обществе. Медлительность в создании пра­вовых, финансовых и социальных инсти­тутов, обслуживающих рыночную экономи­ку, породила ряд негативных последствий, главное проявление которых — снижение индекса развития человеческого потенциа­ла (ИРЧП) с 0,866 в 1992 г. до 0,826 в 2007 г. Государственный выбор в пользу построения социально ориентированной экономики, наряду с очевидными преиму­ществами, вызывает ряд проблем, связан­ных с балансом социального и экономичес­кого компонентов.

Республика Беларусь с 1992 по 2009 г. входит в группу стран с высоким уровнем развития, однако ее рейтинг снизился с 42-й позиции в 1992 г. до 68-й в 2007 г. По показателю ожидаемой продолжительнос­ти жизни при рождении в Беларуси до 2007 г. наблюдалась отрицательная дина­мика: снижение с 71,1 года в 1992 г. до 69,0 лет в 2007 г. Соответственно, индекс ожи­даемой продолжительности жизни снизил­ся с 0,768 (1992 г.) до 0,733 (2007 г.).

Достигнутый уровень образования, ха­рактеризующий уровень грамотности взрослого населения (доля грамотных в возрасте 15 лет и старше), повышается с 98,1% в 1992 г. до 99,7% в 2007 г. Соответ­ственно, общий индекс уровня образова­ния в Беларуси имеет положительную ди­намику: 0,901 — в 1992 г., 0,950 — в 2001 г., 0,961 — в 2007 г.

Величина ВВП на душу населения (по ППС в долл. США) обобщенно характеризу­ет возможность доступа населения к матери­альным ресурсам и используется в качестве непрямого показателя возможностей, не от­ражаемых показателями долголетия и образованности. В Беларуси ВВП на душу насе­ления в 2007 г. составил 10 841 долл. США, что почти в два раза выше, чем в 1992 г. (6440 долл. США), а индекс ВВП увеличился с 0,690 в 1992 г. до 0,782 в 2007 г.

Для оценки динамики уровня жизни значимо сопоставление рейтингов страны по ИРЧП и ВВП на душу населения. Рей­тинг ИРЧП для Беларуси на протяжении ряда лет был выше рейтинга ВВП, что сви­детельствует о сильной социальной ориен­тации экономической политики в стране, более быстром росте социальных компонен­тов по сравнению с экономическими, ха­рактеризующими динамику уровня жизни населения.

Таким образом, несмотря на рост с 1992 г. величины ВВП на душу населения (по ППС в долл. США), стране не удается поддерживать такие же темпы роста уров­ня жизни населения, как в экономически более развитых странах. Поэтому рейтинг ИРЧП для Беларуси за 1992-2007 гг. име­ет отрицательную динамику (-26). Это оз­начает, что республика, оставаясь в группе государств с высоким уровнем развития, постепенно уступает по компонентам это­го развития экономически более развитым странам, прежде всего — по продолжитель­ности жизни населения. Важнейшие направ­ления и пути преодоления этой негатив­ной тенденции и перехода к устойчивому развитию намечены в Национальной стратегии устойчивого социально-экономичес­кого развития Республики Беларусь на пе­риод до 2020 года.

При анализе экономической дифферен­циации в обществе рационально выбрать в качестве индикатора экономической стра­тификации соотношение уровня доходов населения с величиной минимального по­требительского бюджета и величиной бюд­жета прожиточного минимума.

Государственная социальная политика оказывает непосредственное влияние на формирование социально-трудовых и соци­ально-экономических отношений, зависит от типа социума и рассматривается как одна из его интегральных характеристик. Соци­ально-ориентированная экономика много­укладного типа связана в Беларуси, в част­ности, с флуктуацией коэффициента диф­ференциации денежных доходов общества. Так, соотношение располагаемых ресурсов между 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения составляло в 1995 г. 5,5, в 2000 г. — 5,8, в 2005 г. — 5,4, в 2008 г. — 5,9, в 2009 г. — 5,6 раза. С одной стороны, в экономической прак­тике повышение денежных доходов бедных слоев населения до уровня бюджета про­житочного минимума и создание опреде­ленных социальных гарантий для населе­ния связывается с повышением темпов ро­ста ВВП (в 1995 г. — 89,6%, в 2000 г. — 105,8, в 2005 г. — 109,4, в 2008 г. — 110,2, в 2009 г. — 100,2%, по отношению к предыдущему году) и, соответственно, ростом заработной платы. С другой стороны, это связано с перераспределением денежных доходов между наиболее и наименее обеспеченными слоями населения в пользу последних. Социальным по­следствием этого, в целом, позитивного процесса явля­ется снижение трудовой мо­тивации в силу выравнива­ния оплаты труда разной природы и разного уровня квалификации (при общем низком уровне заработной платы).

Рассмотрение экономи­ческой стратификации бело­русского общества на базе статистических материалов показывает, что в процессе стабилизации и роста эконо­мики (с 1995 по 2008 г.) доля страты со среднедушевым де­нежным доходом ниже БПМ уменьшилась в 6 раз, доля страты со среднедушевым до­ходом от БПМ до МПБ — в 2,5 раза, от 1 до 2 МПБ -увеличилась в 4 раза, от 2 до 3 МПБ — в 3,3 раза (табл. 2). Отметим, что доля расходов на оплату труда в структуре затрат на производство про­дукции изменяется менее чем на 1 п.п. в год — от 10,4% в 1995 г. до 15,0% в 2008 г.

Стандартная методика процентной группировки данных по квинтильным группам населения позволяет выделить 20% лиц, имеющих самые низ­кие доходы, 20% — имеющих самые высо­кие доходы и три группы по 20%: со сред­ним, ниже и выше среднего доходами. Ха­рактерно, что во всех группах доля распо­лагаемых ресурсов с 1995 по 2008 г. почти не изменилась, что свидетельствует об относительной стабильности экономи­ческой ситуации. Индекс Джини и индекс дифференциации доходов несколько воз­росли за счет увеличения доли располагае­мых ресурсов в пятой квинтильной группе.

В белорусском обществе улучшается ма­териальное положение малообеспеченных слоев населения и уменьшается доля этой страты в обществе. Но, по результатам ав­торского анализа, происходит это как за счет повышения заработной платы, так и за счет перераспределения доходов различных страт населения с целью выравнивания их матери­ального положения. Подобная уравнительная политика может быть чревата уплощением экономической пирамиды в обществе в ходе выравнивания среднедушевых денежных до­ходов разных слоев населения. Чтобы избе­жать нежелательных изменений в экономи­ческой стратификации общества, необходи­ма социологическая экспертиза экономичес­ких преобразований, определяющая баланс экономических и социальных издержек.

Отметим, что начиная с 2005 г. восста­новлена реальная связь между минималь­ной заработной платой (в 2009 г. — 258,6 тыс. руб.) и БПМ (в 2009 г. — 248,5 тыс. руб.) и их соотношение примерно равно единице. Это означает, что требования МОТ относительно «Удовлетворительных усло­вий жизни» выполнены для тех, кто имеет работу. Но дальнейшее уменьшение доли тех, кто находится ниже официальной чер­ты бедности, должно осуществляться при сохранении соотношения располагаемых ресурсов у 10% наиболее и 10% наименее обеспеченных слоев населения на уровне 5-6 раз и повышении мотивации работни­ков в сфере труда.

Социальная функция заработной пла­ты нацелена на обеспечение социально спра­ведливой дифференциации оплаты труда и, соответственно, избегание значительной социально-экономической дифференциа­ции общества. Реализация социальной фун­кции заработной платы является одним из основных механизмов социально ориенти­рованной рыночной экономики в Респуб­лике Беларусь, согласно которой конечной целью развития должен выступать не сам по себе экономический рост, темпы и раз­меры накопления, а человек, обеспечение его материальных и духовных потребнос­тей. Особое внимание при этом уделяется государственному регулированию оплаты труда; именно заработная плата должна стать одним из ведущих факторов повы­шения эффективности производства и ос­новой роста уровня жизни населения.

Вместе с тем государственный выбор в пользу социально ориентированной эко­номики, наряду с очевидными преимуще­ствами, порождает и ряд проблем, главная из которых — проблема баланса социаль­ного и экономического компонентов, так как издержки, сопровождающие внедрение неэкономических ценностей, предполагают потерю экономической эффективности про­изводства. Наряду с повышением благосо­стояния общества за счет увеличения ВВП, происходит перераспределение денежных доходов между высоко- и низкооплачивае­мыми слоями населения уравнительного характера. Исходя из этого, отметим, что социальная функция не должна вступать в противоречие с воспроизводственной и сти­мулирующей. Перераспределение заработ­ной платы в пользу низкооплачиваемых работников имеет свой предел, переступив через который можно разрушить воспро­изводственную функцию применительно к высококвалифицированным работникам, а также подорвать заинтересованность руко­водителей и ведущих специалистов в обес­печении эффективной работы предприятий и организаций.

Анализ функций, через реализацию ко­торых заработная плата влияет на матери­альное положение и ценностные ориентации индивидов, позволяет заключить, что в усло­виях транзитивной экономики заработная плата как бы «выходит» из рамок собствен­но условий труда и становится одним из глав­ных механизмов, стимулирующих экономи­ческое поведение работников. Само же эко­номическое поведение работников, в силу несоответствия низкой оплаты труда и вы­сокой стоимости жизни, приобретает вынуж­денный характер и определяется по крите­риям количества и качества дополнительных работ и подработок. Очевидно, данное поло­жение вещей сохранится до тех пор, пока оплата труда не придет в соответствие со сто­имостью жизни и у людей не сформируется личное представление о хорошей работе, свя­занное прежде всего с ее содержательными аспектами, при наличии достойной оплаты.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *