Валютный курс в системе внутреннего и внешнего экономического равновесия

Связывая национальную экономику с мировым рынком, валютная политика совместно с мерами фискальной, денежно-кредитной и общеэкономической политики направлена на достижение внутреннего и внешнего экономического равновесия. Внешнее равновесие характеризуется устойчивостью текущего счета платежного баланса, которому соответствуют стабильные потоки капитала. Внутреннее равновесие соблюдается при равенстве спроса и предложения на рынке труда и ценовой стабильности в экономике.

Проблема оценки влияния валютного курса на внутреннее и внешнее равновесие является особенно актуальной в странах с переходной экономикой, которые сталкиваются со значительными дисбалансами на пути к рыночной экономике. Особый интерес для Республики Беларусь представляет опыт стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), которые на протяжении переходного периода испытали на себе различные режимы и различную динамику обменного курса. Особенности влияния валютного курса на состояние внешнего и внутреннего равновесия в экономиках стран ЦВЕ связаны с догоняющим типом развития, продолжающимися реформами, а также с характеристиками используемых режимов валютного курса.

В большинстве стран с переходной экономикой, в том числе и в странах ЦВЕ, был подтвержден эффект Баласса — Самуэльсона. Согласно этому эффекту в переходной экономике наблюдается, как правило, опережающий рост производительности труда в торгуемых секторах экономики по сравнению с неторгуемыми. Быстрый рост производительности труда приводит к росту уровня доходов и заработной платы в торгуемых секторах. В условиях мобильности рабочей силы внутри одной страны происходит рост заработной платы и в неторгуемых секторах, который призван сдерживать отток рабочей силы. В связи с этим рост реальных доходов в неторгуемых секторах превышает рост производительности труда, что ведет к укреплению реального эффективного валютного курса (РЭВК).

Кроме того, по мере осуществления рыночных реформ, возобновления экономического роста, стабилизации обменного курса и улучшения основных макроэкономических показателей страны с переходной экономикой становятся все более привлекательными для притока иностранного капитала, что создает давление в сторону укрепления номинального курса национальных валют. Таким образом, эффект Баласса—Самуэльсона и рост притока капитала вследствие структурных преобразований приводят к устойчивому укреплению реального эффективного валютного курса в переходной экономике.

В условиях быстрого увеличения производительности в переходной экономике укрепление реального эффективного валютного курса является, как правило, благотворным. Это связано с тем, что при высоких темпах роста производительности труда в торгуемых секторах экономики оно не вызывает существенного ухудшения состояния внешней торговли. В то же время укрепление номинального эффективного обменного курса как одной из компонент РЭВК, особенно в условиях использования гибкого режима валютного курса, частично компенсирует влияние эффекта Баласса—Самуэльсона на уровень цен, вызывая сокращение импортируемой инфляции.

Данные взаимосвязи можно проиллюстрировать на примере стран Центральной и Восточной Европы (стран Балтии — Литвы, Латвии, Эстонии и стран Центральной Европы — Венгрии, Чехии, Польши, Словакии). Наибольшее укрепление РЭВК испытали страны Центральной Европы. Рост РЭВК к уровню 2000 г. в Чехии, Венгрии и Словакии составил 138,2; 144,2; 159,3% соответственно. В то же время рост РЭВК в странах Балтии происходил более медленными темпами. Например, реальный эффективный валютный курс в Литве и Латвии незначительно отклонился от уровня 2000 г., составив 107 и 99% соответственно. Укрепление РЭВК в Польше и Эстонии составило 114,2 и 121% соответственно (рисунок

Опыт стран Центральной и Восточной Европы свидетельствует об отсутствии значительной долгосрочной зависимости между темпами роста РЭВК и сальдо внешней торговли товарами. Так, страны, испытавшие на себе наибольший рост реального эффективного валютного курса, не всегда характеризуются несбалансированностью внешней торговли. Например, в 2007 г. сальдо внешней торговли товарами в Чехии сложилось положительным и было равно 1,9% ВВП, в Венгрии и Словакии — незначительно отрицательным и равным минус 0,2 и минус 1,2% ВВП соответственно. В то же время дефицит внешней торговли в странах с невысокими темпами роста РЭВК может быть значительным. Сальдо внешней торговли товарами в Литве в 2007 г. составило минус 14,7% ВВП, Латвии — минус 24,4% ВВП. При близком уровне роста РЭВК сальдо внешней торговли товарами в Польше и Эстонии составило в 2007 г. минус 3,7% ВВП и минус 17% ВВП соответственно.

Таким образом, в условиях опережающего роста производительности труда в переходной экономике роль реального эффективного валютного курса в области регулирования сальдо внешней торговли является незначительной. При формировании политики валютного курса нежелательным признается только резкий рост РЭВК, существенно превышающий рост производительности труда в торгуемых секторах в соответствии с гипотезой Балассы—Самуэльсона, то есть рост реального эффективного валютного курса выше равновесного уровня.

Большое значение в области регулирования внешних дисбалансов в настоящее время придается такому фактору, как совокупный внутренний спрос. Он представляет собой сумму расходов на конечное потребление (домашних хозяйств, государственных учреждений, а также некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства) и валового накопления капитала (инвестиций в основной капитал и изменения запасов материальных оборотных средств). Рост расходов различных секторов экономики распределяется между товарами и услугами отечественного и импортного производства. В случае превышения темпов роста внутреннего спроса над темпами роста ВВП расходы экономики будут в большей части направлены на приобретение импортных товаров, что приведет к опережающим темпам роста импорта над темпами роста экспорта и ухудшению состояния торгового баланса.

Влияние денежно-кредитной политики на совокупный внутренний спрос может осуществляться посредством таких каналов, как процентная ставка, валютный курс, кредитный канал и других. Финансирование развития предприятий реального сектора в транзитивной экономике происходит преимущественно за счет заимствования средств у банков в силу невысокой развитости и глубины финансовых рынков. Рост кредитования сопровождается увеличением инвестиционных расходов предприятий реального сектора экономики, а также потребительских расходов домашних хозяйств. В связи с этим тенденции развития внутреннего кредита и степень его соответствия темпам роста внутреннего производства оказывают первостепенное влияние на динамику совокупного спроса в переходной экономике.

Воздействие фискальной политики на совокупный спрос реализуется посредством управления государственными расходами. Рост государственных расходов приводит к увеличению как инвестиционных, так и потребительских расходов, что ведет к росту совокупного внутреннего спроса. В связи с этим в периоды быстрого наращивания кредитования в странах с переходной экономикой одним из инструментов сдерживания темпов роста совокупного внутреннего спроса выступает сокращение государственных расходов.

При формировании внутреннего совокупного спроса важную роль играет целый комплекс факторов, включающий в себя особенности структуры национальной банковской системы, степень независимости денежно-кредитной политики, а также используемый де-факто режим обменного курса. Как известно, в условиях фиксированного валютного курса и свободного движения капитала центральный банк не может проводить независимую денежно-кредитную политику, а главным инструментом адаптации экономики к внутренним и внешним шокам становится фискальная политика. При использовании плавающего валютного курса в распоряжении центрального банка остается полный набор инструментов денежно-кредитной политики.

Так, в последние годы страны Балтии столкнулись с существенным ростом дефицита внешней торговли. В отсутствие существенного роста реального эффективного валютного курса основной причиной негативных тенденций во внешнем секторе представляется наблюдаемый перегрев экономики, который выражается в опережающих темпах роста совокупного внутреннего спроса над темпами роста ВВП.

Несмотря на сравнительно сбалансированную фискальную политику и жесткие резервные требования к банкам, ситуация в последние годы кардинально не меняется. Этому способствуют следующие факторы.

  1. Ограниченность инструментов для управления быстрым ростом кредитования в иностранной валюте, связанным с отсутствием валютных рисков и валютных ограничений. Так, доля кредитов в иностранной валюте в общем объеме кредитов в странах Балтии составляет свыше 65%. Низкие процентные ставки по кредитам в иностранной валюте при их доминировании на рынке снизили издержки заимствования в целом.
  2. Доминирование иностранного капитала в банковской системе, что значительно облегчает доступ банков к иностранным финансовым ресурсам.
  3. Невозможность (ограниченность) использования процентной политики для управления стоимостью кредитных ресурсов в национальной валюте в условиях использования режимов валютного правления (фиксированного валютного курса) и риска дополнительного притока капитала.
  4. Узкий рынок труда, который характеризуется нехваткой рабочей силы и, как следствие, опережающими темпами роста трудовых издержек над темпами роста производительности труда и др.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *