Взаимодействие структурной политики государства с хозяйственной и коньюнктурной политикой

Рассмотрение частной экономической политики, каковой и является структурная политика, логично начать с определения границ ее предметных областей, места и выполняемой роли в общей экономической политике. Если теория анализа структуры экономики предназначена для изучения количественных соотношений и качественных связей первичных элементов или укрупненных частей (агрегатов) между собой и с объединяющей их общей экономической совокупностью, то структурная политика призвана влиять на указанную экономическую совокупность, добиваясь оптимального вклада в создание общественного продукта от применяемых или планируемых для использования производственных факторов.

Наблюдаемое единство основных целей структурной и общеэкономической политики создает широкие возможности для их согласования, реализуемого на практике, в первую очередь посредством жесткого подчинения первой второй. В результате проведение структурной политики, в большей части рассчитанной на длительные сроки реализации, зачастую в связи с решением текущих проблем в рамках общеэкономической политики оказывается переориентированным на кратко- и среднесрочную перспективу. Помимо этого, сфера действия структурной политики ограничивается лишь отдельными отраслями и регионами, в то время как мероприятия общеэкономической политики охватывают всю национальную экономику.

В сфере теории макроэкономического регулирования рыночной экономики сугубо подчиненный характер структурно-политических мероприятий выражается в чрезмерном увлечении общеэкономическими величинами при малом внимании к их составу, количественным соотношениям между их элементами. В частности, это относится к совокупному спросу, манипулирование которым в рамках ряда экономических теорий — от монетаристских до кейнсианских – считается наиглавнейшим способом воздействия на экономические процессы в рыночной среде. Гораздо меньше внимания, нежели вопросам расширения или сокращения величины совокупного спроса, уделяется структуре последнего.

В результате качественная характеристика совокупного спроса в части, определяемой назначением его составляющих, оказывается вне границ научного анализа. Совокупный спрос превращается в счетную величину, мало отражающую разнообразие потребностей, порождающих спрос. И тогда, к примеру, присутствующий на рынке спрос на новейшие технологии, способные придать экономической динамике новый позитивный импульс, будет сопоставляться со спросом на предметы роскоши для праздной части общества исходя из стоимостных величин указанных агрегатов, но не их значимости для дальнейшего общеэкономического развития. Предъявляемый на рынке спрос весьма разнороден, а значит, различны и причины, определяющие суммарную величину данного показателя.

Рост одних составляющих совокупного спроса происходит при одновременном уменьшении других, причем эти процессы, как правило, тесно взаимосвязаны. Совокупный спрос аккумулирует изменения по его многочисленным составляющим, сводя их к итоговой величине, которая характеризует общую ситуацию, сложившуюся на рынке, но не содержит в себе информации о причинах ее изменения. Для получения таковой необходимо определить структуру спроса посредством обратного разделения совокупного спроса на отдельные агрегаты, описания процессов изменения их величин, выявления взаимных связей между ними и на этой основе обретения знания о совокупном спросе как о системном понятии, а не простой счетной величине.

Обладание подобным знанием позволит государству обрести эффективный инструмент селективных вмешательств в течение экономической конъюнктуры, а не полагаться на проведение дорогостоящей широкомасштабной политики управления спросом вообще.

Положение о необходимости строго дифференцированного подхода к «сокращению -расширению» спроса по отдельным его составляющим является весьма актуальным для стран с трансформирующейся экономической системой. До сих пор в некоторых публикациях на экономические темы низкая платежеспособность большинства агентов российского рынка расценивается в качестве едва ли не главной причины наблюдаемых в экономике кризисных явлений, устранение которой оказалось бы решающим шагом от стагнации к росту.

Однако среди множества предложенных за последние несколько лет рецептов по излечению так называемого кризиса неплатежей пока не нашлось ни одного по-настоящему действенного. Не страдая, как правило, отсутствием оригинальности, они в большей части основаны на ошибочной исходной посылке: будто расширение спроса вызовет, по меньшей мере, адекватный рост отечественного производства. Где же ошибка, если бесспорной истиной в теории рыночной экономики является рост предложения, а следовательно, и производства вслед за увеличением спроса? Упущено одно обстоятельство: предложение устойчиво следует за спросом, только если будет в состоянии изменять свою структуру вслед за меняющейся структурой спроса.

Производства, не сумевшие приспособить свое предложение к выраженным через рыночный спрос новым потребностям, обречены на гибель либо глубокую перестройку. Доля таких производств в постсоциалистических странах оказалась чрезвычайно высокой, а их способности к адаптации явно недостаточными (следует упомянуть только производства, объединенные в военно-промышленный комплекс). Даже присутствие достаточно большого совокупного спроса в стране не решает их проблем, поскольку функционально приходящаяся на такие производства часть объема совокупного спроса на внутреннем рынке минует их, попадая в распоряжение иностранных производителей, либо оказываясь вовсе не удовлетворенной в данной функциональной форме и перекочевывая на финансовый рынок.

Наглядный пример реального существования подобной ситуации продемонстрировали в начале 90-х гг. промышленные предприятия бывшей ГДР, сократившие объемы производства на две трети. Три первых года после объединения Германии развал промышленного производства на востоке страны происходил на фоне некоторого увеличения реальных доходов домашних хозяйств, обусловленного значительным трансфертом из Западной Германии. Растущий платежеспособный спрос домохозяйств удовлетворялся преимущественно продукцией западногерманского производства, лучше удовлетворявшей потребности населения.

Быстро выяснилось, что для выхода восточногерманской экономики из кризиса нужно вовсе не массированное общее вливание в нее финансовых ресурсов, а укрепление сил роста посредством капиталовложений в потенциально конкурентоспособные производства. Очередной раз нашла подтверждение на практике позиция ученых, призывающих предпочесть «глобальному регулированию» (в дан-ном случае спроса) дифференцированный подход к регулированию общеэкономических величин.

Применительно к экономическим процессам в «новых землях» это выразилось в переносе акцента общеэкономической политики на предложение с последующим усилением отраслевой и региональной структурной политики.

Данный опыт ценен и показателен для России, где и поныне пытаются модернизировать промышленность, не столько инициируя ее реконструкцию на основе создания производств, выпускающих новую конкурентоспособную продукцию или традиционную, но с использованием иных, прогрессивных технологий, сколько внедряя все новые схемы финансовых взаимоотношений между субъектами рынка, призванные, по утверждениям их авторов, развернуть финансовые потоки в направлении некоего реального сектора экономики.

Настораживает чрезвычайно обобщенное определение объекта гипотетических инвестиций при очевидной всем скудности последних, но еще более — допущение возможности решать проблемы, коренящиеся в производственном потенциале промышленности, используя в основном финансово-фискальные меры. Частный пример тому — развернувшаяся некоторое время назад «борьба» государственных чиновников всех уровней с поразившим российскую экономику кризисом неплатежей, являвшимся, по сути, способом выживания предприятий в условиях отсутствия устойчивого платежеспособного спроса на их продукцию. Вместо того чтобы приводить свои производственные программы в соответствие со сложившейся на рынке структурой спроса, предприятия отгружали продукцию по расчетным ценам, обеспечивающим им возмещение издержек и некоторую прибыль, заранее зная о малой вероятности своевременного поступления платежей за нее. Государству здесь была отведена роль третьего лица, заинтересованного в получении налоговых выплат со сделок.

С беспокойством отмечая увеличение объемов неплатежей в экономике, государственные инстанции, тем не менее, главные усилия направляли на наведение финансово-платежной дисциплины путем различного рода карательных мер (от административных воздействий в духе плановой системы до запуска механизма банкротства), забывая о первопричине неплатежей: низкой конкурентоспособности продукции, обусловленной даже не столько ее качеством, сколько несоответствием структуре рыночного спроса.

Столь поверхностный подход объясняется сохраняющейся и сегодня на федеральном уровне ориентацией на общие величины спроса при малой степени его дифференциации на компоненты, создающей иллюзию возможности быстро привести предложение в соответствие с представленным на рынке спросом.

Ознакомление со сложной структурой спроса убеждает в обратном: причины неплатежей гораздо более серьезны, нежели отсутствие элементарной хозяйственной дисциплины, и требуют от государства более рыночно ориентированных и тщательно подготовленных мер по согласованию структуры спроса и предложения. В проводимом ныне российским правительством экономическом курсе фактически отсутствует сколько-нибудь определенное отношение к возможным вариантам проведения целенаправленной структурной политики.

Позиционируемые в подавляющей части на стороне предложения отраслевая и региональная структурные политики выступали бы, в случае грамотного их проведения, мощным средством повышения эффективности и конкурентоспособности национального производства. Но для того, чтобы данное средство работало на подъем российской экономики, мало заявить об отраслевых приоритетах, требуется подкрепить структурно-политические декларации конкретными механизмами оптимизации структуры экономики.

Проведение структурно-политических мероприятий, ориентированных на укрепление сил роста в экономике, в перспективе придаст предложению отечественных товаров большую гибкость, адаптивность к спросу как на внутреннем, так и на международных рынках.

Опора на развивающуюся производственную базу национальных производителей сделает общеэкономическую политику более сбалансированной и менее зависимой от текущей конъюнктуры на рынках, в чем и скажется позитивное влияние на нее долгосрочной по своей природе и сконцентрированной на стороне предложения структурной политики.

Проводимые главным образом в рамках денежной и финансовой политики общеэкономические мероприятия не универсальны ни по сфере прямого воздействия, ни по временной перспективе. Реализуя задачу совершенствования производственного потенциала общества в долгосрочной перспективе, структурная политика является хорошим дополнением к проводимой ныне общеэкономической политике, по большей части ориентирующейся на изменения конъюнктуры и их последствия.

Взаимодействие общеэкономической и структурной политики весьма сложно и многообразно еще и потому, что структурная политика является лишь одним из трех параметров государственных действий в рыночно ориентированной экономической системе. К двум другим немецкие ученые относят политику хозяйственного порядка и политику конъюнктуры. Различие во временном лаге реализации мероприятий структурной политики и политики конъюнктуры часто вызывает острые противоречия между ними.

Закладывающая основы долгосрочного роста экономики структурная политика должна постоянно согласовываться с решающей текущие проблемы политикой конъюнктуры. Результатом согласований становится принятие компромиссных решений, учитывающих как особенности текущего момента рыночной конъюнктуры (в частности, фазу экономического цикла), так и генеральные направления развития национальной и мировой экономики сегодня и в будущем.

Осуществление процесса принятия подобных решений входит в компетенцию государственных инстанций, наделенных соответствующими структурно-политическими полномочиями. Носителями структурно-политических решений предъявляются следующие требования к теории структурных сдвигов:

  • — наличие в достаточной мере разработанных методов ведения структурного анализа применительно к реально сложившейся экономической ситуации;
  • — установление связей между целями, с одной стороны, структурной политики и, с другой — с целями общеэкономической и социальной политики;
  • — обнаружение вероятных конфликтов целей внутри самой структурной политики, а также с целями общеэкономической политики;
  • — обладание инструментами воздействия, отвечающими целям структурной политики и не нарушающими при этом фундаментальные принципы функционирования рыночной системы;
  • — наработка практичных критериев по оптимальной дозировке силы и времени приведения в действие структурно-политических средств;
  • — применению доступных способов соотнесения затрат и выгод от мероприятий, осуществленных в ходе реализации структурной политики;
  • — способность проводить сравнения между образцом, рекомендованным исходя из выбранной структурно-политической концепции и реально практикуемой структурной политикой, при наличии возможности со-действовать сближению идеального и действующего вариантов структурной политики в случае возникновения существенных несоответствий между ними.

Давая оценку степени соответствия теории структурных сдвигов приведенным требованиям приходится констатировать, что причины нерациональности, столь часто наблюдаемой при проведении структурной политики даже в ведущих странах мира, коренятся в недостаточной зрелости указанной теории, этим предопределяющей значительную часть последующих ошибок инстанций, носителей структурно-политических решений.

В экономической литературе активно обсуждаются концептуальные вопросы, связанные с анализом возможностей, инструментария и границ структурной политики государства. В какой мере способно государство в условиях рыночной экономики моделировать оптимальную отраслевую и региональную структуру национальной экономики и целенаправленно использовать имеющиеся в его распоряжении возможности для формирования такой структуры? Каковы критерии оптимальности структуры национальной экономики? Избежать ошибок при выборе инструментов государственного воздействия на отраслевую и региональную структуру в рыночных условиях, возможно, позволит овладение опытом такого лидера по интенсивности государственного воздействия на экономическую структуру, как Федеративная

Республика Германия. «Структурные доклады» пяти ведущих экономических институтов страны (Берлин — Киль — Гамбург — Мюнхен — Эссен) в определенной мере заложили основы нового теоретического направления -структурных исследований экономики. Разработанный инструментарий анализа последствий структурной политики, прогнозирования результатов принимаемых решений позволяет экономической науке опережать практические шаги носителей структурно-политических решений, предостерегать от промахов в организации государственного воздействия на хозяйственную жизнь.

Общение с авторами «структурных докладов» в Кильском институте мирового хозяйства и Гамбургском институте экономических исследований подтвердило общий методологический принцип проведения данных исследований: экономические цели при постановке структурно-политической задачи органически связываются с социальными, что получило признание в ФРГ в виде концепции социального рыночного хозяйства. Стремление придать современному обществу дееспособное и одновременно достойное человека устройство привело к попытке синтеза гарантированной правовым государством экономической свободы с такими идеалами правового государства, как социальная защищенность и социальная справедливость.

В структурно-политических исследованиях данный подход выразился в узком и широком определении границ структурной политики государства. Исходящая из доминирования рыночных методов регулирования экономики отраслевая структурная политика в ее узкой трактовке преследует две, порой приходящие в противоречие, группы целей, а именно: цели эффективности и распределения. Достигаемые посредством проведения мероприятий по повышению мобильности производственного капитала и рабочей силы, а также мероприятий по усилению конкуренции цели повышения эффективности функционирования национальной экономики требуют от государства, прежде всего, содействия формированию благоприятного инвестиционного климата и стимулирования частнопредпринимательского капиталообразования.

Считается, что государственная помощь, предоставляемая в качестве поощрения за реальную инвестиционную деятельность в опосредованных и скрытых формах, таких как амортизационные и инвестиционные налоговые льготы, целевые займы под низкие проценты, ценовые субсидии, получаемые производителями в отраслях защищаемых таможенными барьерами, позволяющими завышать цены на национальном рынке, сравнительно слабо влияет на функционирование сил саморегуляции рыночной системы. К тому же, совсем обойтись без поддерживающих субсидий, установления гарантированных минимальных цен, протекционистских таможенных пошлин, ограничений на импорт все равно не удается, поскольку они составляют основу мер по обеспечению целей распределения. Несоответствие значительной части мероприятий, связанных с достижением целей распределения, некоторым мероприятиям по повышению эффективности порождает конфликты целей, снятие которых составляет одну из центральных проблем структурной политики.

Особое внимание уделяется всемерной активизации инновационной деятельности, часть выигрыша от результатов которой в итоге получит и потребитель. Инновационное поведение бизнеса, в основном руководствующегося частным интересом, посредством рыночного механизма оказывается направленным на обеспечение общего блага, без прямого вмешательства со стороны государства.

Впрочем, за государством остаются «инвестиции в будущее» и инвестиции в инфраструктуру в той их части, в которой нельзя полагаться только на силы рыночного саморегулирования. Наука, система образования и профессиональной подготовки, инфраструктурные комплексы, как правило, не приносят быстрой прибыли тем, кто делает вложения в них. Однако их неразвитость препятствует повышению эффективности хозяйственной деятельности, неразумная экономия на них рано или поздно проявится в отставании технико-технологического уровня производства.

Волей-неволей государству, когда перспективы нового направления в технологии весьма туманны, приходится брать на себя затраты по содержанию, как минимум, фундаментальной науки и базовой ступени образования. Сверх того, поскольку структурные сдвиги обычно сопровождаются увеличением технологической и структурной безработицы, то вызываемые ею издержки принимаются в расчет при выработке даже самой либеральной секторально-отраслевой структурной политики.

Отсюда проистекают сопровождающие любую мало-мальски серьезную структурную перестройку государственные программы стимулирования создания новых рабочих мест, содействия повышению степени мобильности рабочей силы, меры по профессиональной подготовке и переквалификации работников. Реально проводимая структурная политика всегда представляет собой результат компромисса между целями экономической эффективности и целями распределения, где первые должны доминировать, задавая структурному развитию долгосрочный, технологически прогрессивный характер, а вторые — делать структурную политику реалистичной и социально приемлемой.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *