Экономика США: история, развитие

За последнее время в целях минимизации негативных последствий кризиса многие страны предприняли значительные меры по поддержке своих экономик. При этом в финансовой сфере данные меры направлены главным образом на восстановление нормальной работы рынков ценных бумаг и на стимулирование кредитной активности.

Соответствующие программы различаются в каждом государстве, однако в целом можно выделить четыре основные направления государственной поддержки.

  1. Предоставление ликвидности финансовым институтам путем выдачи нестандартных кредитов (под нестандартное обеспечение или нестандартно больших объемов).
  2. Внесение вкладов в капитал финансовых институтов.
  3. Предоставление государственных гарантий по обязательствам финансовых институтов.
  4. Проведение интервенций на финансовых рынках (прямая покупка центральными банками государственных и корпоративных долговых ценных бумаг), направленных на восстановление рынков и снижение стоимости кредитования для конечных заемщиков.

Масштабы указанных мер существенно различаются в зависимости от страны и размера ее эко-номики. Государствами, которые оказали наибольшую (в денежном выражении) помощь своим экономикам, являются:

  • США — 2,28 трлн. долл. США, или 16% по отношению к ВВП;
  • Великобритания — 0,73 трлн. долл. США в эквиваленте, или 28% по отношению к ВВП;
  • Ирландия — 0,7 трлн. долл. США в эквиваленте, или 246% по отношению к ВВП;
  • Германия — 0,57 трлн. долл. США в эквиваленте, или 16% по отношению к ВВП;
  • Франция — 0,46 трлн. долл. США в эквиваленте, или 16% по отношению к ВВП.

Сроки действия программ государственной поддержки варьируются от нескольких месяцев до семи лет. В среднем такой срок составляет 3—5 лет.

Дополнительной антикризисной мерой стало проведение рядом центральных банков стресс-тестирования национальных банковских систем (то есть оценка финансового состояния банков в случае реализации наихудшего сценария развития экономической ситуации). В одних государствах результаты подобной оценки не разглашались, в других — наоборот, специально доводились до общественности с целью повышения транспарентности действий властей по преодолению последствий кризиса. Так, Федеральная резервная система США (ФРС) в мае 2009 г. провела стресс-тестирование американской банковской системы (19 крупнейших банков). В качестве параметров наихудшего сценария для 2010 г. были установлены: безработица — 10,3%, снижение цен на жилье — 22%, падение ВВП — на 3,3%.

Вместе с тем следует отметить, что в настоящее время фактическая ситуация в экономике США несильно отличается от параметров, определяющих стрессовый вариант: безработица — 9,7% (август 2009 г.); снижение цен на жилье— 16—18% (за семь месяцев 2009 г., в зависимости от сегмента); падение ВВП — на 3,9% в годовом выражении (И квартал 2009 г.). Поэтому вариант, заложенный ФРС в стресс-тест, вряд ли будет наихудшим сценарием развития событий. Это означает, что реальные потери американских банков могут превысить указанный уровень.

Результаты стресс-тестирования показали, что в случае реализации наихудшего варианта развития ситуации дополнительные потери крупнейших банков могут составить около 600 млрд. долл. США. Для успешного противостояния подобному риску банкам потребуется увеличить капитал на 75 млрд. долл. США из частных источников (при этом власти также готовы предоставить банкам дополнительный капитал).

Меры по нормализации работы финансовых рынков и институтов принимаются наряду с осуществлением помощи экономике в целом за счет существенных бюджетных инвестиций и снижения налогов, а также рефинансирования выплат домовладельцев, которым сложно вернуть ипотечные кредиты.

Поддержка государства позволила избежать системного дефолта банков за счет беспрецедентного предоставления ликвидности финансовым институтам. При этом положение улучшилось далеко не сразу — ситуация с ликвидностью на денежных рынках продолжала ухудшаться до конца 2008 г. Спрэд между ставкой Либор на один месяц и официальной ставкой центрального банка вырос в октябре 2008 г. до 193 базисных пунктов по долларам США и до 82 базисных пунктов — по евро. Характерно, что среднее значение данного спрэда в докризисное время (до июня 2007 г.) составляло всего 12 базисных пунктов и по долларам США, и по евро. Указанное увеличение спрэда свидетельствует о существенном снижении предложения свободных средств на рынке (как по причине их отсутствия, так и по причине опасения финансовых институтов предоставлять средства друг другу).

По мере реализации масштабной поддержки рынков спрэд значительно снизился — даже ниже среднего значения в докризисный период. Так, по долларам США он составил 1 базисный пункт, а по евро — вообще минус 57 базисных пунктов (август 2009 г.). Столь низкие (отрицательные) значения спрэда указывают на избыток ликвидности. Таким образом, можно сказать, что кризис ликвидности уже позади.

Но ситуация все еще далека от нормальной. Во-первых, проблемы финансовых институтов с ликвидностью решались ими не самостоятельно, а за счет государственной поддержки. В этой связи неясно, каким будет их положение с ликвидностью после прекращения данной помощи. Во-вторых, финансовые институты сократили инвестиции на длинные сроки, что привело к дополнительному увеличению «коротких» денег. Поэтому одна из основных

проблем продолжает оставаться нерешенной — объемы кредитования реальной экономики остаются ограниченными. Об этом свидетельствует стоимость ресурсов для частных заемщиков, которая пока значительно превышает уровень лета 2008 г., когда произошел резкий скачок процентных ставок. В подобной ситуации особую значимость приобретают интервенции центральных банков на финансовых рынках. В частности, прямая покупка ФРС ипотечных облигаций агентств Fannie Мае и Freddie Mac осуществляется для уменьшения спрэда по высоконадежным корпоративным облигациям (с рейтингом AAA), что приводит к росту их котировок, с целью непосредственного улучшения балансов банков и, как следствие, стимулирует последних к активизации предоставления кредитов реальному сектору экономики. Такие интервенции центрального банка необходимы, поскольку в настоящее время инвесторы либо не могут принимать на себя риски по причине высокой неопределенности, либо, как в случае с банками, — из-за плохих балансов (нехватки ликвидных средств).

Совокупный объем рынка секьюритизированных ипотечных обязательств США составляет около 7 трлн. долл. США, из которых 6,5 трлн. долл. США имеет наивысший рейтинг (AAA). При этом подавляющий объем вложений в данные ценные бумаги приходится на иностранных инвесторов, половина которых является банками. Поэтому позиция банков ограничивать объемы предоставляемых кредитов (пока они не будут уверены в наличии защиты от экстремальных потерь по своим кредитным портфелям) вполне понятна.

Непременным условием эффективности программ государственной поддержки в среднесрочном плане является их скоординированность между странами. Однако скоординированности им как раз и не хватает. Так, например, США, Великобритания и Япония выступали за скоординированное выделение правительствами государств — участников «большой двадцатки» средств из национальных бюджетов для преодоления спада в экономике. В то же время Германия и Франция выступали

против подобного подхода. В результате решение относительно дополнительных трат из бюджета не было принято. Вместе с тем страны согласились с необходимостью усиления регулирования всех финансовых институтов (включая хедж-фонды), инструментов и рынков, а также повышения степени ответственности рейтинговых агентств.

Очевидно, что поддержка банков со стороны государства является дополнительной нагрузкой на бюджет — оно вынуждено осуществлять масштабные заимствования. Ожидается, что в 2009 г. объем выпуска государственных облигаций США (со сроком погашения два года и более) составит примерно 2,1 трлн. долл. США, что в 2,4 раза больше по сравнению с предыдущим годом. При этом чистая эмиссия (выпуск минус погашение) будет равна 1,6 трлн. долл. США, что почти в 5 раз больше по сравнению с предыдущим годом. Совокупная эмиссия государственных облигаций США, Канады, Европейского союза (ЕС), Великобритании и Японии в 2009 г. может составить 4,2 трлн. долл. США в эквиваленте. Естественно, это повысит отношение уровня государственного долга по отношению к ВВП.

Более того, указанные заимствования ухудшают положение самого государства как заемщика. Это отражается на росте стоимости свопов на дефолт по кредиту по суверенным обязательствам, что объясняется увеличением вероятности дефолта по государственным обязательствам, в том числе из-за резкого повышения объема заимствований для финансирования перечисленных программ. Следует отметить, что в некоторых случаях произошедшие ухудшения были настолько значительны, что спровоцировали обсуждение вопроса относительно потери наивысшего суверенного рейтинга такими странами, как Великобритания и США. В частности, весной 2009 г. рейтинговое агентство Standard & Poors указывало на то, что суверенный рейтинг Великобритании может быть снижен по причине значительного роста существующих и планируемых государственных заимствований, необходимых для поддержки экономики.

В настоящее время Великобритания обладает максимально высоким рейтингом — AAA. Его снижение стало бы прецедентом и могло привести к аналогичному изменению рейтинга и других государств, в первую очередь США, являющихся крупнейшим в мире должником.

Увеличение бюджетного дефицита и государственного долга США лишь повышает озабоченность инвесторов по этому поводу. По итогам текущего финансового года (заканчивается 30 сентября 2009 г.) бюджетный дефицит США может составить около 1,8 трлн. долл. США, что почти в четыре раза превысит дефицит 2008 г. и будет равно примерно 13% ВВП. Для сравнения: предельный уровень дефицита бюджета для стран, желающих войти в ЕС, — 3% ВВП. Причина существенного роста дефицита — слабые налоговые поступления и резко возросшие государственные расходы. В прежние годы доходная часть бюджета на 90% состояла из налоговых поступлений, остальные 10% приходились на заимствования. В настоящее время налоги обеспечивают всего лишь 55% доходов бюджета, а на заимствования приходится уже 45%. Размер государственного долга США превысил 11 трлн. долл. Ряд известных аналитиков высказывают мнение, что в конечном счете США потеряют свой статус государства с максимально высоким рейтингом. Правда, мало кто ожидает, что это произойдет в ближайшее время.

Кроме того, следует обратить внимание на то, что государственная поддержка имеет и другие побочные эффекты. Как уже отмечалось, правительства некоторых стран стали предоставлять государственные гарантии по обязательствам финансовых институтов, что повысило их надежность и, соответственно, сократило стоимость обслуживания долга и новых заимствований. Фактически подобные действия создали льготные условия для коммерческих банков по обслуживанию долговых обязательств по сравнению с другими финансовыми институтами. Так как объем ресурсов на финансовых рынках конечен, это означает, что если для одних заемщиков условия улучшились (при тех же затратах можно привлечь больший объем ресурсов), то для других они ухудшились. Это привело к увеличению стоимости заимствования из-за роста спрэда по долговым обязательствам таких заемщиков (разница в доходности по сравнению с аналогичными по сроку государственными облигациями). В данную категорию заемщиков попали Всемирный банк, Международный банк реконструкции и развития и другие финансовые институты, осуществляющие заимствования на международных финансовых рынках для последующего предоставления ресурсов государствам с развивающейся экономикой, включая самые бедные страны.

Если раньше спрэд по облигациям названных институтов находился на уровне 40—100 базисных пунктов, то внесенный дисбаланс повысил спрэд до 80—150 базисных пунктов. Очевидно, что возросшая стоимость заимствования в итоге ложится на конечного заемщика (то есть на развивающиеся государства). Таким образом, спасение «бедных» банков привело к удорожанию средств для беднейших стран.

Масштабы и глубина последствий кризиса существенно повысили актуальность вопроса реформирования основ мировой экономики. Предложения по реформированию включают: отказ от принципа минимального государственного регулирования (применялся на финансовых рынках с момента их либерализации в 80-х годах XX в.); повышение транспарентности финансовых рынков; усиление роли международных финансовых организаций (в первую очередь Международного валютного фонда (МВФ) по обеспечению сбалансированности национальных экономик и стабильности всей мировой финансовой системы; введение новой резервной валюты; повышение степени международного сотрудничества в области регулирования финансовых институтов и рынков и др.

Далее рассмотрим положение на рынке жилья, которое спровоцировало кризис. Оно по-прежнему выглядит неутешительно: основной показатель «здоровья» рынка недвижимости (объем продаж) демонстрирует отрицательную динамику. Так, объем продаж жилья на вторичном рынке (на него приходится подавляющая часть этого рынка) достиг своего пика к концу 2005 г. — уже в декабре произошло снижение данного показателя на 0,7% в годовом выражении. Максимального падения продажи достигли в феврале 2008 г. — 24,4%. С момента снижения продаж по июнь 2009 г. данный показатель в среднем сокращался примерно на 10,2% в год (в июле продажи выросли на 5%), а продажи жилья в целом сократились на 30%. При этом запасы непроданного жилья (измеряются количеством месяцев, необходимых для их реализации при существующих темпах продаж) существенно увеличились: с 5 месяцев (на конец 2005 г.)до 9,4 месяца (к июлю 2009 г.).

Вместе с тем по мере реализации ряда государственных программ по стимулированию экономического роста падение продаж существующего жилья замедлилось. В частности, средняя ставка снижения продаж за период с июля 2008 г. по июль 2009 г. составила примерно минус 5% в годовом выражении. Характерно, что с момента снижения продаж жилья на вторичном рынке цены еще продолжали расти почти полгода, потом тенденция сменилась на противоположную. По мере усугубления кризиса ускорилось и падение цен. Так, среднее их снижение на рынке существующего жилья в 2008 г. году составило 9%, а за семь месяцев 2009 г. — 16% в годовом выражении.

Данная статья опубликована с целью ознакомления.

С полным текстом Вы можете ознакомиться в журнале Банковский вестник. Статья:Экономика США: необходимость перемен Виктор ПЕРЕПЕЛИЦА

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *